Нет тишины в «Воронежском»

«Тишины я Вам не обещаю», — перекрикивая гул работающих тракторов, говорит главный агроном АПК «Воронежский» Павел Григорьевич Сафонов в ответ на мою просьбу побеседовать в каком-нибудь спокойном уголке о работе агропромышленного комплекса. Оставив позади мастерские машинно-тракторного парка, откуда сельскохозяйственная техника «Воронежского» каждое утро разъезжается в поля, мы отправляемся в контору.214363_original.jpg

«Земля трудом богата»
(В.И. Даль «Пословицы и поговорки»)

— Павел Григорьевич, расскажите, пожалуйста, нашим читателям, чем именно занимается сегодня АПК «Воронежский».
— Основное направление нашей деятельности – откорм крупного рогатого скота (бычки) на мясо. Сегодня его поголовье составляет примерно 7500 – 8000 голов, которых мы до недавнего времени выращивали до 18 месяцев. Сейчас период откорма, благодаря повышению качества кормов, сократился до 15 месяцев. Другое подразделение нашего хозяйства – растениеводческое. Оно имеет вспомогательное значение, занимаясь заготовкой кормов для скота. Раньше мы работали и как семеноводческое хозяйство, но сейчас это стало невыгодным, поэтому семена мы теперь производим исключительно для нужд комплекса, закупая их только периодически, для возобновления. На корма выращиваем такие многолетние травы как костер, клевер, тимофеевка, козлятник, а также озимые и яровые зерновые. Для производства корма выращиваем и кукурузу, даже расширяем площади под нее: если в прошлом году кукурузой засевали 578 га, то в этом году под нее планируется пустить 1120 га. У нас произрастают особые гибридные сорта, которым для полного вызревания вполне хватает нашего лета. Ждем только тепла, чтобы начать сев. Есть еще одно направление нашей деятельности – молочное. Мы держим некоторое количество коров на молоко, которые являются малоудойными и которые в свое время прибыли к нам вместе с бычками из различных молочных хозяйств. Обычно, если зоотехник такого хозяйства видит по конституции телочки, что больших удоев от нее ждать не придется, ее продают на мясо. Мы их приобретаем и некоторых выращиваем на молоко. Поэтому пока наши объемы производства молока невелики, как говорится, только для себя.
— Пока? Значит, планируется его расширение?
— Да, в ближайшем будущем намечается серьезная модернизация коровника, там будет установлено современное оборудование, транспортеры для удаления навоза и другое. После этого мы приступим к закупке хорошего молочного скота и начнем налаживать продажу молока на сторону. Знаем, что люди просят нас об этом, но пока не произведена реконструкция коровника, мы с продажей молока повременим, чтобы не было обидно за свою продукцию.
— Будет только молоко?
— Нет, не только! Планируется также производство творога, домашнего сыра и других молочных изделий. Станем производить то, на что будет спрос.
— Одно время перспективы развития АПК «Воронежский» во многом связывались с выращиванием рапса. Как сейчас обстоят дела с этой культурой?
— Рапс яровой, из семян которого, как известно, производят масло, мы выращиваем, но совсем немного. Например, в этом году рапсом будет занято всего 267 га. Дело в том, что в нашей климатической зоне его производство нельзя назвать выгодным – себестоимость нашего рапса довольно высока, а заводы принимают его по относительно низким ценам. Гораздо проще и дешевле его выращивать в южных областях, именно там им, главным образом, и занимаются.
— А земли «Воронежскому» хватает?
— Земли пока достаточно – у нас пять с половиной тысяч гектаров. Все они расположены, можно сказать, под руками – не дальше 17 км вот от этой конторы. Когда будем расширяться, а мы планируем в будущем строительство нового большого молочного комплекса, будем работать над увеличением земель за счет аренды или покупки. Сегодня у нас часть земель находится в долгосрочной аренде, а часть – около 1000 гектаров – выкуплена у частников. Это преимущественно москвичи, которые в свое время скупили земли в наших местах. Теперь же, когда Россельхознадзор стал строже следить за использованием земель сельхозназначения и налагать на их собственников определенные обязательства, они сами их нам предлагают.214600_original.jpg

«Не печь кормит, а нива»
(В.И. Даль «Пословицы и поговорки»)

— Павел Григорьевич, а что можно сказать о плодородности этих земель?
— Если на земле работаешь, она отдает. Не будешь на ней трудиться – не получишь ничего. Материнства не взять у Земли, не отнять, как не вычерпать моря…Разумеется, мы постоянно работаем над повышением плодородности земель, повышая ее с помощью севооборота, внесения органических и минеральных удобрений. Как результат – земля дает нормальные урожаи.
— Сельскохозяйственная техника не подводит?
— Устаревшей техникой мы, конечно, такое количество земли ни за что не обработали бы, поэтому за ее состоянием мы тщательно следим и регулярно обновляем машинно-тракторный парк. Да, для бюджета хозяйства это нелегко, но мы берем кредиты и покупаем все необходимое. К счастью, в этом вопросе мы всегда находим понимание у нашего начальства, и оно выделяет необходимые средства.
— Объемы производства растут?
— Да. И растут они за счет того, что отремонтированные дворы на животноводческом комплексе позволяют увеличивать поголовье скота. Когда, лет пять назад, Московский Индустриальный банк приобрел пакет акций нашего АПК, здесь насчитывалось всего лишь около полутора тысяч голов скота. Помогает ли МИнБ и сегодня? Конечно, а иначе и хозяйства бы не было никакого. Его специалисты контролируют темп и направление развития нашего АПК, мы им предоставляем свое видение, они к нему прислушиваются. И, как говорится, результат налицо. Поэтому мы и будем продолжать наращивать объемы производства. Проблема в том, что хороший скот сегодня приобрести весьма и весьма непросто. Если в других хозяйствах за телочками еще смотрят, ведь они будут давать молоко, то бычков элементарно не докармливают. И когда наши зоотехники приезжают их покупать, то обнаруживают, что из сотни предложенных голов можно взять и вырастить всего десять, а то и ни одной. Собираем скот буквально по всей стране – от Орловской области до Вологодской, от Костромы до Брянска.
— А как обстоят дела с кадрами?
— Как и везде, туговато… Известно же, трактористы занесены в Красную книгу, поэтому берем на работу всех, доучиваем, переучиваем, уговариваем, поощряем, а то и выгоняем. Удержать людей в селе, на сельскохозяйственной работе нелегко, особенно, если у них есть перспектива поехать в Москву и работать там где-нибудь в охране или в пожарке, и иметь при этом массу свободного времени. И это даже с учетом того, что заработная плата у нас не такая уж низкая. Работают только те, кто привык, втянулся, ведь на селе, как известно, день год кормит. Поэтому с весны и до осени, пока не будет убран урожай, мы работаем практически без выходных, порой в две смены.
— А Вы сами, Павел Григорьевич, тоже втянулись?
— Да, я ведь здесь пятнадцатый год работаю. Сам я из Юрьев-Польского, окончил Ивановскую Сельскохозяйственную академию. Пришел сюда после армии, поработал, понравилось, со временем появилось и жилье, а это тоже немаловажный фактор удержания кадров в селе.214933_original.jpg

«За морем телушка – полушка…»
(В.И. Даль «Пословицы и поговорки»)

— Павел Григорьевич, расскажите немного о том, как и куда АПК «Воронежский» реализует свою продукцию.
— Раньше мы сдавали мясо на мясокомбинаты, однако сегодня это перестало быть выгодным. В основном, мясо идет в определенные торговые точки в Москве и Владимире – на рынки, в магазины, с которыми у нас заключены договора. Есть такие точки и в Кольчугине. Одна из них расположена на «аэродроме», другая на улице III Интернационала. Расширять их? Пока не планируем, но завозим и будем завозить в Кольчугино столько мяса, сколько потребует спрос. Думаю, что в обозримом будущем начнем привозить вам и наше молоко.
— А как обстоит дело с конкуренцией?
— Для нас, как и для большинства российских животноводческих хозяйств, главный конкурент – это заграница! Конечно, люди, которые попробовали свежее натуральное мясо из таких хозяйств, как наше, заграничное стараются не брать. Но цена! Наше, к сожалению, пока дороже. Почему дороже? Конечно, его не надо везти из-за тридевяти земель, тут дело в другом. Прежде всего, дорогие корма, что существенно повышает себестоимость мяса. Отруби и комбикорма мы вынуждены закупать на стороне, так как наши земли не дают нам возможности заготовить их более, чем на два-три месяца. Бычков мы также закупаем, причем, не меньше, чем по 120 рублей за килограмм живого веса. Рынок! Поднялись цены на ГСМ – вот и подорожало мясо. Зайдите на любой мясокомбинат и посмотрите, из чего там делается колбаса.
— Может, лучше этого не знать?
— Лучше купить кусок свежего мяса и знать, что именно ты ешь! Раньше почти на каждом мясокомбинате были свои бойни, мясо с которых сразу шло в переработку. Сегодня бойни есть у единиц мясокомбинатов — они почти полностью перешли на работу с заграничными брикетами замороженного мяса. Что в этих брикетах и сколько лет оно провело в таком состоянии – неизвестно. Зато недорого. Конечно, проблем со сбытом нет и у нас, но проблема в цене. Хочется продать подороже, но рынок диктует свои законы.
Завершаем мы нашу с главным агрономом беседу, как и положено, в центре событий – там, куда каждое утро отправляются трактора. «Вот здесь будет рапс, а здесь овес, а на этом поле скоро посеем кукурузу», — широким жестом охватывает он видимые из окна машины просторы. За окнами уверенно идущего по колдобинам проселка «уазика» поля, поля, поля – до самого горизонта, сколько хватает глаз, разделенные заросшими ослепительными одуванчиками межами: «В город меня теперь не заманишь», — говорит Павел Григорьевич.

Н. Лушина

Понравился материал? Поделись с друзьями!