Его первая высота

«Нужно очень любить свою землю, ребята, чтобы падать с небес, как на голову снег…»

Песня из к/ф «В зоне особого внимания»

Никита ШибаловШирокие плечи, быстрая походка, обаятельная улыбка, ловко сидящая военная форма – любое помещение, в которое он входит, сразу начинает казаться меньше. Знакомьтесь, младший сержант Никита Шибалов, только что завершивший срочную службу в воздушно-десантных войсках. О том, какие трудности и какие победы принес ему этот непростой жизненный этап, как изменила молодого человека служба в рядах российской армии, наш рассказ.

— Сам я кольчугинский, учился в первой школе, а после девятого класса поступил в наш колледж на механика, — говорит Никита в ответ на просьбу рассказать немного о своем доармейском прошлом. – Мне нравилось быть активным, я принимал участие в общественной жизни кольчугинской молодежи, всегда старался быть в центре событий.

А после четвертого курса ему пришла повестка  — пора в армию. Впрочем, к этому времени Никита уже сдал экзамены и поступил во Владимирский государственный университет.

— С каким настроением ты уходил в армию?

— Конечно, было немного грустно и, не скрою, страшновато… Впереди неизвестность, поневоле приходили в голову мысли, справлюсь ли я, получится ли у меня, потяну ли…

— А были ли мысли о возможности избежать службы в армии?

— Нет, в университете я сразу написал заявление на академический отпуск и, защитив диплом в колледже, пошел служить, — продолжает он вспоминать. – Во Владимире на распределительном пункте меня направили именно туда, куда я и стремился – в десантные войска. Я попал не просто в десант, а в 45-й полк специального назначения воздушно-десантных войск. Это спецназ ВДВ, полк-легенда!

— Чем же этот полк знаменит?

— Это молодой полк, ему в этом году исполняется всего только 25 лет, но он насчитывает уже 10 героев России. Он громко заявил о себе в первой и второй командировках в Чечню.

— Как сложилась твоя армейская жизнь в этом полку?

— На его базе я прошел КМБ, то есть Курс молодого бойца, который длился полтора месяца. Пожалуй, это самый тяжелый этап всей службы – колоссальные физические нагрузки, жесткий распорядок дня для меня, да и для всех ребят, кто только пришел с гражданки, с вольного образа жизни, оказался очень непростым. До армии я думал, что у меня неплохая физическая форма, но там я понял, что до действительно хорошей формы мне придется здорово попотеть – каждое утро пробежки, стрельбы, прыжки! И еще эта армейская жизнь по Уставу, который расписывает всю твою жизнь от А до Я или, как говорят в армии, «от шва до шва»! С непривычки в нее очень тяжело втянуться.

— Но все же втянуться удалось?

— Конечно, и большую роль в этом сыграла отличная атмосфера в роте. Наш капитан оказался понимающим, отзывчивым человеком, который не бросает слов на ветер. Он очень многому смог нас научить, многое показал, армейскую жизнь знал не понаслышке, так как сам воевал. И не уставал говорить нам, что мы – единый коллектив, что должны стоять друг за друга до последнего. Думаю, что ему удалось воспитать это в нас. Постепенно, и нагрузки стали восприниматься не такими уж и большими, опять к нам вернулись шутки, смех, даже подтягивались с улыбкой. Однако ощущение, что за пределами роты нет никакой другой жизни, никакой «гражданки», держалось долго.

-Что еще запомнилось из армейской жизни?

— Конечно, прыжки с парашютом! Первый прыжок надо было сделать, чтобы заслужить свою тельняшку и берет. Такая уж у нас в полку традиция. Сделать свой первый прыжок означает показать, что не боишься, что готов служить. И я его совершил! Честно говоря, первого прыжка я даже испугаться не успел, просто автоматически сделал все так, как учили. Правда, сидеть в открытой задней части вертолета и смотреть, как он, круг за кругом, набирает высоту… да, страшновато. Когда пришла моя очередь выходить из борта, чувствую, ноги ватные. Но все оказалось хорошо, приземление прошло нормально. Всего у меня на счету семь прыжков с вертолета и с самолета ИЛ-76.

— Служить по контракту не предлагали?

Предлагали, и я даже был готов остаться, но родители запретили наотрез.

— Как ты думаешь, в мирное время в армии есть место подвигу?

— Конечно, и я даже был свидетелем таких героических поступков. Однажды поблизости загорелся магазин и один контрактник кинулся в горящее здание и стал выводить оттуда людей. А вот другой случай: осень и зиму мы из-за ремонта вынуждены были жить в палатках и самостоятельно отапливаться дровами. И как-то ночью одна из палаток вспыхнула, так как парни в ней попытались разжечь сырые дрова в печке бензином. Пламя выплеснулось на пол, на находившихся поблизости людей. Дежурный из соседней палатки заметил огонь и бросился резать стенки палатки и выводить пацанов. И палатка, и спальные мешки – из синтетики, все очень быстро нагрелось, стало плавиться, у некоторых парней были ожоги разной степени тяжести, но, к счастью, обошлось без жертв. Впрочем, абсолютно мирным я бы настоящее время не назвал. Ведь рядом с нами Украина…

— А какое отношение ты и твой полк имели к событиям в Украине?

— Весной нас направили в Белгородскую область, на границу с Украиной. Мы прибыли туда 18 апреля, накануне дня, на который был назначен первый штурм Славянска. В ночь на 22 апреля нам дали тревогу, и мы выехали на границу. Конечно, никаких военных действий мы не предпринимали, но в газетах в те дни появилась информация, что спецоперация в Славянске была отложена из-за того, что Россия подвела свои войска к границе. Туда, к границе, мы выезжали трижды, но ее не пересекли, хоть нас и просили о помощи, ведь это было бы сочтено вторжением, и мы стали бы в глазах всего мира захватчиками… Поэтому ничем другим мы не могли помочь жителям Славянска и другим мирным гражданам, только показать, что мы рядом, у самой границы.

— Изменила ли армия тебя, твое мировоззрение?

— Да, взгляды на жизнь поменялись. Ушло что-то детское, когда все время тянуло только гулять, к друзьям. Появились мысли о будущем, о семье, о своей реализации как личности, осозналось понятие «надо», я стал выдержаннее, спокойнее. Понимаю теперь, чем именно так полезна служба в армии, и всем парням, кто только собирается служить, хочу сказать: идите, не бойтесь, это трудно, но это здорово!

— Каковы твои планы на будущее?

— Приступлю к учебе в ВлГУ, скорее всего, буду развивать тему металлургии или механики, посмотрю, какие специалисты нужнее и буду стремиться туда. Учиться стану заочно, найду работу. Когда задумываюсь о будущем, на ум приходит напутствие нашего командира, сказанные им на прощание: «Живи как служил, и все будет хорошо!»

Понравился материал? Поделись с друзьями!