Возвращение в прошлое или Две ночи над Нерлью

IMG_5170«Никогда и никуда не возвращайся», — эту знаменитую фразу Ремарка я повторяю себе периодически. И как раз перед тем, как решаю куда-то вернуться. Я знаю, что прошлое не потрогать, знаю, что возвращение опасно ностальгией по прошлому визиту, но желание пройти старыми дорогами и увидеть произошедшие перемены сильнее осознания быстротечности времени. Наверное, больше других такое желание испытывают туристы, которые, к тому же, прекрасно знают: в походах, как в космосе, время замедляется.

23 года назад с работниками посудного цеха мы совершили пеший поход к Нерли: сначала весной, а потом и летом. Место, на которое мы ходили, располагалось где-то вблизи населенного пункта под названием Чернокулово. Годы стерли из памяти подробности тех походов, но одно я запомнила точно: добирались мы туда пешком от Симы, а лагерь разбивали в потрясающе живописном месте, на высоком берегу Нерли, которая разливалась там широкой и неглубокой лентой, поросшей водорослями.

Поскольку наступившее в июле лето неудержимо поманило сотрудников редакции «за туманом», мое предложение пойти в Чернокулово все, не раздумывая, приняли на ура. Чернокулово так Чернокулово, Нерль так Нерль. С двумя ночевками так с двумя ночевками. Только решили придать походу историческую направленность и в Симе – на пути или туда или обратно — посетить памятник Багратиону.

Всеобщее воодушевление и активные сборы в моей душе омрачались только тем, что я совершенно не помнила маршрут. Отыскала черно-белые фотографии, попыталась найти на них хоть какие-то приметы местности, но кроме огромных мачт ЛЭП других подсказок на них не было. Мне не помогли ни старенькая брошюра с картами Владимирской области, принесенная Тимофеем Лапиным, ни карты Яндекс, на которых, правда, мы разглядели ту самую ЛЭП. Конечный этап похода с выходом к «потрясающе живописному месту» оставался «за туманом». И я уже было начала сомневаться, стоит ли вообще туда идти, но в редакции категорически появился рюкзак нарколога Владимира Геннадьевича Бузенкова с его знаменитым ведром. А это означало, что поход неизбежен.

 День первый

Выезд намечен на пятницу, на после работы. Перед обедом встретила своего учителя, гуру всех кольчугинских походников Александра Михайловича Журавлева, в народе Михалыча. В поход, говорю, сегодня уходим. На Нерль. Он тоже делится новостями: они идут в Карелию и на Соловки. «Поход-то у вас водный?» — интересуется Михалыч. «Пеший», — говорю я и называю основные точки маршрута. «А обратно?» — строго спрашивает он. «Да так же…» — робко отвечаю я. «Да вы хоть закольцуйтесь», — назидает Михалыч. «Посмотрим…» — лепечу я, понимая, что с моим знанием маршрута закольцеваться придется не раз. И прошлый поход в Клины под руководством Тимофея Лапина покажется прогулкой по Петергофу.

Выезжаем из города в 18.30. Поскольку рейсовые автобусы сейчас ходят не регулярно, нас везет микроавтобус, водитель которого, Леонид, с уважением относится к истории: банальная езда по Юрьев-Польскому в его исполнении превращается в обзорную экскурсию по этому древнему городу. В Симе мы решаем остановиться на обратном пути, а пока Леонид любезно довозит нас до Нестерова и даже подальше, понимая, что нам еще предстоит до заката дойти до места стоянки. Мы благодарим Леонида, взваливаем на плечи тяжелые рюкзаки (а Александр Лушин — тяжелую надувную лодку) и отправляемся в путь. Дорога в сторону Чернокулова идет по бывшему полю, уже начинающему зарастать сосенками и березками. Еще светло, и настроение у нашей группы боевое — уже видны в низине чернокуловские крыши, и все думают, что «потрясающе живописное место» совсем рядом. Я так не думаю, потому что совсем не узнаю местность. На подступах к деревне дорога раздваивается. Коллективно решаем идти по левой дороге. «Лучше встать от деревни выше по течению», — мудро советует Тимофей. Мы идем по наезженной дороге, которая через какое-то время спускается вниз. «К реке», — думаем мы, но перед нами открывается заросшая болотистая низина. К реке, которая течет за низиной, так просто не подойти. «Это не то место», — вздыхаю я. И предлагаю дойти до деревни, чтобы поговорить с местными жителями – они-то наверняка знают, где Нерль расширяется и где высокие берега.

Чернокулово – интересная деревня. Электричества в ней нет. Зато стоят ухоженные дома с замысловатыми заборами и красивыми клумбами. Возле одного из домов хозяйничают трое мужчин, один из которых газонокосилкой косит лужок перед домом. Я выбираю мужчину постарше, который пожил, и обращаюсь к нему с длинной речью, суть которой в том, что 23 года назад я и сотоварищи приходили куда-то сюда, и здесь где-то было очень красивое место. Там Нерль была широкой и берег был высокий. А сейчас мы не можем найти это место. Потому что за 23 года все вокруг как-то изменилось. Мужчина внимательно слушает меня, потом стучит пальцем по виску и говорит: «Да, за 23 года здесь ничего не осталось…» И мне на секунду кажется, что он не просто стучит пальцем, а еще и покручивает им. Про широкую Нерль и высокий берег он ничего не знает. «Может, там?» — знакомым жестом Тимофея Лапина показывает он вперед. «А почему ваша деревня Чернокулово называется?» — спрашиваем мы. На этот вопрос почему-то отвечает самый молодой мужчина: «Здесь раньше водились черные куницы». Мы грустно благодарим аборигенов и идем дальше. Солнце тем временем начинает садиться. Решаем дойти до конца деревни и спросить еще кого-нибудь. Но люди из крайнего дома тоже о таком месте поблизости не слышали. В качестве утешения говорят, что тут рядом есть потрясающий родник. И почему-то просят его не разрушать. «Да мы экологи», — говорит им наша менеджер по рекламе Ксюша, которая в прошлый поход окрестила нас «ахтиандрами». Люди успокаиваются. Чего нельзя сказать о нас. Правда, вкусная родниковая вода немного нас подбадривает. Бодрости прибавляет и навигатор в телефоне Александра Лушина: он показывает, что до расширения Нерли осталось совсем немного пути.

Внимательно присмотревшись вокруг, мы понимаем, что выше та самая развилка, на которой мы решили пойти влево – получается, что мы снова к ней вышли. «Вот и закольцевались», — горько вспоминаю я совет Михалыча. У некоторых членов группы меж тем начинаются панические атаки: солнце садится, а место для стоянки не найдено. Трава все выше, комары все больше, земля все сырее. Нерль и не думает расширяться и течет себе в низине узким ручейком. Мы с Александром Лушиным отважно отправляемся на разведку, оставив группу в небольшом лесочке. Идем в сторону узкой полоски берез, преодолевая заросли крапивы и таволги в человеческий рост, подходим к березкам, но наткнувшись на широкую канаву с водой, понимаем, что это ошибочный путь и отправляемся назад. Желание вновь обратиться к навигатору оборачивается разочарованием – телефон разрядился. Что делать? Возвращаться к группе и ставить палатку на болотистом лугу или рискнуть и пройти еще чуть-чуть вперед, вдоль реки, которую мы даже еще и не видели толком? Решаем рискнуть.

IMG_5048…Когда перед нами, уже потерявшими надежду, открылась широкая поляна, окруженная молодыми сосенками, а с высокого берега открылась широкая Нерль, сердце готово было выпрыгнуть из груди. Нашли! И пусть это не совсем то место, но тоже потрясающе живописное! Эйфорию прервал мужской окрик. Здесь кто-то уже есть! Вот досада! Но из-за сосенок показался улыбающийся Тимофей – оказывается, он нашел это место раньше нас. Втроем мы возвращаемся за оставшимися членами группы. И вот уже совсем скоро у янтарной сосны, как в песне Визбора, заалел кусочек огня, появилась палатка, и сардельки сами попрыгали на шампуры – мы заслужили ужин и отдых. Солнце село. От реки и дальней березовой рощицы пополз туман – сначала прозрачными облачками, потом плотными молочными клубами. Туман подступал к нам все ближе и ближе. И был такой желанный, ведь за ним, как в песне Кукина, мы сюда и приехали. И пусть нас ждала страшно холодная ночь, но все скомпенсировала радость, что все мы здесь сегодня собрались. Как в песне кого? Правильно – Митяева!

 День второй

IMG_5089Утро для многих из нас началось в пять утра – больше спать в замороженном состоянии мы были не в силах. Солнце едва золотит верхушки дальних берез, а мы, прихлебывая горячий кофе «три в одном» строим планы на ближайший день. Планов много. Часть нашей группы решает сплавиться вниз по течению Нерли, Владимир Геннадьевич Бузенков решает преодолеть этот же путь пешком, вдоль берега. А на Тимофее лежит важная задача – найти дорогу от нашей стоянки до той самой развилкой у Чернокулова. Дело в том, что сегодня к нам должна присоединиться еще одна группа сотрудников редакции во главе с бухгалтером Ольгой Евгеньевной, которая из-за больных ног не может позволить себе долгую дорогу пешком. Ребята приедут на машине, они хорошо запомнили мои слова о том, что к «потрясающе живописному месту» есть хороший подъезд. Они еще не знают, что нами найдено другое «потрясающе живописное место» и подъезда к нему нет. Но сказать об этом Ольге Евгеньевне я уже не могу, так как связь здесь отсутствует наглухо. И поэтому Тимофею надо найти самую оптимальную дорогу, чтобы не ввергнуть бухгалтера в гнев. А силу этого гнева он испытал на себе во время прошлого похода в Клины, когда повел нас бобровой переправой. Кстати, бобров и тут много – только утром мы смогли как следует оглядеться и были поражены количеству обгрызенных бобрами деревьев – в основном, сосен. Причем, некоторые такие деревья были толщиной в обхват рук. Мы сразу решили, что здесь водятся бобры-мутанты.

IMG_5109То, что здесь водится еще и крупный голавль, нам доказал Тимофей, поймав рано утром две рыбины, которые мы решили приготовить к приезду гостей. А еще у нас был запланирован праздничный суп «со звездочками».

Встающее солнце согревало нас все больше, и мы поняли, что день будет жаркий. Тимофей, отправившийся на поиски дороги, вернулся быстро. Он был доволен собой – нашел кратчайшую дорогу. «Идти совсем недолго, минут десять», — сообщил он. «Самое главное, чтобы не было переправы», — сказала я. «Не будет», — заверил Тимофей, но почему-то его брюки были мокрые практически по причинное место. «Роса», — быстро среагировал он, отвечая на наши взгляды.

Мы не знали, во сколько группа из Кольчугина двинется в путь, а потому было принято решение пройтись до места, где появится связь и созвониться с ребятами. Заодно я решила проверить дорогу, найденную Тимофеем. Мы пошли вдвоем. Краткая дорога сначала шла по лугу, заросшему крапивой и таволгой – тому самому, по которому мы пробирались  накануне. «Тимофей, переправы точно не будет?» — спросила я, вспомнив о широкой канаве, в которую мы вчера уперлись. «Не помню, — уклончиво ответил он. – Я шел вброд». Так и есть! Обманул, мерзавец! Обман вскрылся довольно скоро: канава ждала нас во всей своей мутной красе. Тимофей попытался реабилитироваться: «Зато прямая дорога, там потом идти совсем недолго. А переправу мы соорудим!» В одном месте кто-то, видимо, уже пытался это сделать – через канаву были перекинуты пара длинных и тонких березовых бревен. Мы кое-как перебрались по ним на тот берег, но я уже остро понимала, что бухгалтер порежет нас на мелкие кусочки и съест без соли. Затем мы прошли еще один крапивный луг с мешающимися под ногами ветками, бревнами и кочками… И в конце этого экстрима нас действительно ждала лесная дорога, которая выходила на дорогу, ведущую к Чернокулову. Мы прошли по ней с полкилометра, прежде чем появилась связь.

…Ольга Евгеньевна бодрым голосом сообщила, что они выезжают. Я не стала разочаровывать товарищей, только попросила прихватить фольги для запекания рыбы. Условились, что встретимся на подступах к Нестерову в районе полудня.

Мы вернулись в лагерь, задержавшись у переправы и усилив ее найденными в траве бревнами.

…Под руководством Александра Лушина на костре готовился суп. Запахи из ведра шли божественные. Становилось жарко, и мы с удовольствием искупались. Затем с аппетитом отведали супа, с замиранием сердца слушая рассказ Александра о том, какое меню нас ждет на ближайший день. А мое сердце замирало еще и от ожидания встречи с гостями.

…Встречать мы пошли с Тимофеем и Владимиром Геннадьевичем. Жара усиливалась. И можно было, в общем-то, понять форму одежды наших гостей, когда они вышли из машины – короткие платья, шорты, сланцы… Против них мы, плотно экипированные, смотрелись странно. «Что-то вы как-то легко оделись, — пробормотала я. – Нам по траве придется немного пройти…» «Ну и ладно, — отозвались ребята, — это даже полезно». «Но не по метровой крапиве», — подумалось мне. Впрочем, как ни странно, поле с крапивой все преодолели стоически. И Ольгу Евгеньевну мы как могли подготовили к тому, что «придется пройти по бревнам». И она прошла, не вспомнив при этом ни одного неприличного слова. Видимо, желание оказаться в «потрясающе живописном месте» было больше всех прочих фобий и неудобств.

IMG_5176…Праздничный обед удался на славу! Особенно пойманная Тимофеем рыба, которую Александр запек в фольге со специями. Если этот человек когда-нибудь откроет свой ресторан, посетите его, уважаемые читатели. Не пожалеете.

А потом было снова купание, сплав Александра, Наташи и Ксюши на лодке, пешая прогулка Владимира Геннадьевича в сторону ближайшей заброшенной ГЭС на Нерли и пробежка туда же Тимофея. Была гитара у костра. И снова купание. И проводы ребят, вместе с которыми уехал и Тимофей – ему с утра на работу.

А нас ждало объедание гречневой кашей с тушенкой. И помывка посуды в Нерли. «Какие же мы экологи, — вздохнула я, – грязную посуду моем в чистой реке. Что про нас местные жители скажут…» «Они скажут, что если экологи моют посуду в реке, значит река чистая», — успокоил Александр.

 День третий

Вторая ночь была не такой холодной, поэтому утро наше началось не так рано, как вчера. На завтрак доедаем остатки гречневой каши, параллельно готовя второй завтрак – продукты надо доедать. Пожаренные на шампурах горячие сосиски Александр надрезал и начинил сыром. Подал с помидорами и огурчиками. Не соблазниться было невозможно. «И как только лезет!» — удивился на меня, поедающую сосиски, Владимир Геннадьевич, а я отослала его взглядом на мой рюкзак метровой высоты, мол, без подкрепления мне не одолеть обратного пути. А идти нам предстоит аж до Нестерова. По нестерпимой жаре.

Собираем палатку, Наташа и Ксюша старательно моют в Нерли посуду, доказывая всем, что река чистая. Радуемся, что обошлись без жертв – говорят, в здешних местах полно змей. Владимир Геннадьевич намекает, что видел и слышал змей возле нашего лагеря, рассказывает, что в детстве не раз их ловил. «Так что же вы здесь-то не поймали, — упрекает Александр. – Я бы ее гречкой начинил…» «Вот и представьте, как тяжело мне приходится, — вздыхает жена Александра Наташа, похлопывая свою талию. – Столько кулинарных соблазнов…»

IMG_5216Убираем место стоянки как и подобает экологам, даже мусор захватываем с собой в пакете. Шлем привет бобрам-мутантам и отправляемся в путь. Идется очень тяжело – жара, дорога сложная. Делаем небольшой привал в лесу, где лакомимся черникой, костяникой и земляникой. Около пшенично-василькового поля близ Нестерова при всей усталости не можем отказать себе в фотосессии – такую красоту встретишь редко!

В Нестерове просто падаем у местного памятника и ждем заказанный микроавтобус. Местные жители смотрят на нас как на чудо природы. Мы и сами друг друга не узнаем – сгоревшие носы, бордовые лица… Хорошо, что нас узнал водитель автобуса – замечательный человек Олег Викторович Савельев. Помогает погрузить вещи и дорогой с интересом слушает наши россказни про Чернокулово, Нерль, борбров-мутантов… Когда проезжаем Симу, никто даже и не вспоминает про памятник Багратиону. Вот тебе и историческая направленность!

…Уже поздно вечером, в Кольчугине, где мы разбрелись по «по любимым и по улицам» как в песне Канера, Наталья Лушина кинула в Одноклассниках несколько ссылок. Оказывается, под Чернокуловым мы стояли в двух-трех километрах от курганных могильников 11-13 веков. Оказывается, аж в 1974 году здесь были организованы первые раскопки. Оказывается, Чернокулово – это село, в котором стоял деревянный храм Покрова Пресвятой Богородицы (год постройки — 1759), позднее храм был перенесен в Юрьев-Польский и там сгорел. Оказывается, храм был богат иконами 15-16 веков, среди которых – известнейший образ Спас Чернокуловский, который ныне хранится в Центральном музее древнерусского искусства им. Андрея Рублева в Москве.

Вот вам и черные куницы… И вот вам еще один повод вернуться сюда, в эти загадочные места, еще одна причина идти по свету людям, которым немного надо – была бы прочна палатка и был бы нескучен путь…

Смотрите также полный фото отчет

Понравился материал? Поделись с друзьями!