Женщину избили за лай собак

«Господи, меня только мамка с папкой в детстве били! — всхлипывает Людмила Александровна Зернова. — А он, тридцатилетний здоровый мужик, ногами меня пинал и шею хотел сломать! За что?! Я в матери ему гожусь, в матери…»

Дом Л.А. Зерновой…Рядом с этой женщиной всегда идут добродетель и жестокость. Людмилу Александровну хорошо знают читатели нашей газеты – это в ее частном доме образовался приют для брошенных домашних животных. Покалеченных, изуродованных, больных – их без зазрения совести подкидывают к ней бывшие хозяева. Недавно подкинули кошку с новорожденными котятами прямо в коробке.

А она такой вот сердобольный человек – не может перешагнуть через больных и беззащитных. И при этом находятся уроды, которые мстят ей за ее доброе сердце.

19 июля вечером она убиралась на улице, около своего забора. Неожиданно к ней подлетел пьяный сосед…

…Из заявления Л.А. Зерновой начальнику полиции (к сожалению, это заявление не приняли, сказали, что достаточно письменных объяснений, которые с Л.А. Зерновой взял А.А. Глебов): «Со словами «Ты шваль, глупое создание, ты зачем трогаешь моих детей», он схватил меня одной рукой за горло, второй зажал мне рот и нос и сказал: «Только пикни, и я тебе сломаю шею». Прижал меня к поддонам (у забора сложены деревянные поддоны, приготовленные для строительства собачьего вольера – прим. авт.) и с силой ударил меня об них головой. Я потеряла сознание, когда очнулась, меня вырвало, очень кружилась голова. Встать не могла, доползла до телефона, лежащего в стороне, и вызвала подругу, полицию и скорую помощь».

Детей соседа она, конечно, не трогала, потому что по сути своей не может обидеть даже зверушку. И вся ее «вина», неоднократное озвученная соседом, заключается в том, что у нее «лают собаки».

…Собак у Людмилы Александровны шесть. Они действительно лают, потому что лаем они выражают все – страх, когда хозяйка уходит из дома, настороженность, когда к дому приближаются чужие. Они – ее собаки – хорошо знают, какими жестокими могут быть чужие. Знает это и ветеринар Надежда, которая у одной из собак вынимала из живота пулю (не сосед ли вымещал зло?), другой лечила нос, по которому тоже проскользила пуля или камень. Камни около собачьих клеток Людмила Александровна собирала не раз. Представьте теперь, с каким чувством они каждый раз провожают ее, когда она уходит на работу или в магазин. Собаки понимают, что живы, пока жива она. Если бы они могли защитить ее тогда, когда лупил и душил ее пьяный сосед!

Но по решению хозяйки собаки не выходят за пределы ее участка – мир там, за забором, слишком жесток. Гулять разрешается только трем-четырем кошкам, причем, все кошки, несмотря на свою независимость, тоже неукоснительно принимают правила игры хозяйки: дома не хулиганят, в туалет ходят куда положено, послушно принимают лекарства. Кстати, все кошечки и собачки у Л.А. Зерновой пролечены, стерилизованы,  благодаря помощи Центра защиты животных. Все чистенькие, ухоженные.

Вот на тумбочке в терраске (здесь, в основном, содержатся кошки) сидит красавица-кошечка без передней лапы. Когда-то была благополучно подкинута сюда, на Лермонтова, 15. Недавно она потерялась, но добрые люди дали объявление в газету, кошку нашли и принесли домой. А вот лежит та самая, только-только подкинутая, со слепыми котятами. «Разве я их брошу!» — вздыхает хозяйка. Порой этим пользуются даже ее знакомые, просят взять котят, которых у тех не поднимается рука утопить. «Неужели нельзя кошку стерилизовать?» — удивляется Людмила Александровна.

Ради них ей приходится до сих пор, несмотря на возраст, работать. «Устаю, как собака», — честно признается она. Но прокормить такую армию на одну пенсию трудно.

…В тот день, когда ее избил сосед, скорая помощь предложила женщине ехать в больницу – на голове была гематома, надо было получить консультацию врача из-за подозрения на сотрясение мозга. Она не поехала: «А вдруг бы меня в больницу положили? На кого бы я их оставила?» Два дня она отсиделась дома, благо на работе разрешили, и потом опять пошла, несмотря на постоянное головокружение и «звездочки в глазах». «Вот бутылочку с водой с собой везде ношу – очень во рту сушит, наверное, после этого стресса сахар подскочил», — говорит Людмила Александровна. Участковый выдал ей направление на судмедэкспертизу, но узнав, что эта процедура стоит более 500 рублей, она не пошла – пожалела деньги, ведь они достаются ей таким трудом.

«Мне обидно, Лена, — то и дело срывается она на слезы, — за что он меня так избил? За что?!» А еще ей обидно, что когда сосед чинил над ней свою расправу, другой сосед, который занимался поодаль стройкой и все видел, ничего не сделал, чтобы остановить это преступление. Даже не окрикнул обидчика.

Обидел ее и полицейский, к которому Л.А. Зернова ходила, чтобы отдать заявление и который сразу поставил ей в вину, что ее собаки по улицам бегают, на детей нападают, а дети все в лишаях ходят. «Вы будете платить за каждого ребенка, больного лишаем», — сказал он. «Это ложь, — возмущается женщина. — Кому он поверил? Мои собаки никогда по улицам не бегают, и про детей с лишаями ложь. Пусть покажут хоть одного такого ребенка!» А еще этот полицейский тоже не взял у нее заявление и сказал, что «вы все равно проиграете…» Вот так получается, что можно средь бела дня избить беззащитную женщину и ходить безнаказанным? А еще и грозить соседке, мол, жить тебе, шваль, осталось месяц…

Л.А. ЗерноваЛюдмила Александровна говорит, что так это все не оставит. И движет ею, конечно, не только страх за свою жизнь. От ее жизни зависят жизни ее питомцев.

…В чистенькой и уютной комнатке Людмилы Александровны стоят две клетки – в одной она держит голубя, в другой стрижа. Голубя подобрала практически бездыханным, сейчас он стал вставать на лапки, клюет зерно. Стрижа тоже вернула «с того света», ловит ему мух, и вот уже он тоже подает признаки жизни – отчаянно дергает крылом, пытаясь подняться. «Давай, давай, миленький, — приговаривает она. — Ты у меня еще полетишь…»

И наверняка полетит. И наверняка отвоюет она еще одну жизнь – в укор тем, кто предпочитает эти жизни отбирать – самыми жестокими и изощренными методами. И при этом Людмила Александровна искренне благодарна каждому, кто помогает ей делами или сочувствием. «Поблагодарите, пожалуйста, через газету мужчину и его внучку Луизу, двух девушек – Машу и Ирину, молодого человека и мужчину с женщиной, девушку Валечку из Аптеки – все они недавно оказали мне помощь», — просит она. А еще просит еще раз обратиться к читателям газеты – может быть, кто-то поможет в строительстве вольера для ее собаки. Материал есть, нужны только руки.

«Знаете, жизнь мне порой улыбнется, а потом опять начинается черная полоса…» — вздыхает Людмила Александровна.

Как хочется, чтобы таких улыбок в ее жизни было как можно больше. Она их заслужила, поверьте.

Понравился материал? Поделись с друзьями!