Душа гордится и плачет

Дети войны – свидетели фашизма

Политическим оппонентам, которые знают о войне понаслышке, но уже оболгали войну, оболгали страну победителей и руководителей той эпохи, заявляем: учтите, мы – свидетели войны, свидетели фашизма – еще живы!

Да, мы дорожим прошлым, советским временем, которому были присущи мораль, идейность, любовь, дружба, доверие, взаимопонимание, взаимовыручка и душевное спокойствие! Жизнью в обществе без богатых и бедных, без унижений и пренебрежений. Мы горды нашими победами в Великой Отечественной войне, мы горды нашими великими полководцами, обеспечившими эту победу. Думается, таких полководцев Россия родит нескоро, также нескоро Россия и возродит патриотизм, присущий нашим отцам, дедам, братьям, погибшим, защищая свою Родину. Это цвет и соль нашей нации, наших семей, нашего Отечества. И мы, «дети войны», дети-сироты, пока живы, будем кланяться только им, будем помнить только их, будем помнить их командиров, погибших вместе с ними на полях сражений, будем кланяться их могилам, кланяться Могиле Неизвестного Солдата, погибшего на войне.

А в настоящее время на нашем поколении проходит цивилизационный шок: видим сегодняшние реалии и живем в фантастическом мерцании своего прошлого.

Иногда слушаешь каких-нибудь Сванидзе, Познера, Ганапольского, Радзинского и им подобных, и хочется спросить: кто из них участник Отечественной войны? Кто всю войну прожил на оккупированной немцами территории? У кого из них есть фронтовые письма от отцов, сыновей, дочерей, родственников? Кто на личном примере может оправдать фашизм? За что можно так ненавидеть прошлое, не любить Россию?

Ложь о войне пришла к нам вместе с «хамелеонами перестройки» – такими, как Александр Николаевич Яковлев (бывший член Политбюро ЦК КПСС, соратник Горбачева), Резун, Волкогонов, Радзинский и им подобные, с клеветниками на телевидении.

Помню публикации «идеолога перестройки» Яковлева. Например, в газете «Аргументы и факты» в 2005 году была опубликована его «Войну нужно очистить от «вранья», в которой он сам столько наврал и извратил факты про войну, что я не смогла не выразить своего возмущения и написала письмо: «Войну нужно очистить от лжецов, подобных Яковлеву».
Приведу не политиканские, а реальные свидетельства, запечатлевшиеся на всю жизнь.

Наша правда о войне – чистая детская и вполне сознательная правда, нет ничего крепче, справедливей, чем детская память. Кому-то сейчас постоянно хочется переписывать историю, менять школьные учебники, показать немцев в розовом цвете. Мол, и добры они, и шоколадом детей кормили. Мы не видели таких немцев – их просто таких не было. Мы всю эту «доброту» прочувствовали, как говорится, на своей шкуре.

Моя малая родина – небольшой украинский город в Харьковской области, находящийся в 30 км от уничтоженного ныне СЛАВЯНСКА. А Родина моего мужа – Брянская область. В советском фильме (возможно, это «Сталинградская битва») И.В. Сталин называет наш город Барвенково «самой горячей точкой войны», перенесшей страшное фашистское зверство. Этот город был оккупирован на протяжении трех лет. Мы видели фашистов всех категорий, в том числе и эсэсовцев. Эсэсовцы – это звери.

В первые же дни оккупации немцы повесили на столбах в нашем городе всех мужчин престарелого возраста и инвалидов, которые были освобождены от призыва. Долгое время они висели на столбах – немцы не разрешали их снимать, а сгоняли женщин и детей смотреть на это зрелище под их звериный хохот. Этот украинский городок с населением около 30 тыс. человек к концу войны был стерт с лица земли полностью – в городе не было уже ни одного целого дома, как теперь в некоторых местах на юго-востоке. Остались погреба, бомбоубежища, окопы и землянки, в которых жили женщины с детьми. Множество домов в городе были сожжены немцами вместе с людьми, проживающими в них. Это – страшное зрелище, непростительное преступление!

После войны практически никто из мужского населения не вернулся живым домой. В городе остались женщины, инвалиды и дети, лишенные всех средств к существованию.

Мой отец погиб при форсировании Днепра, в 1944 году. Он и похоронен на берегу Днепра, в маленькой украинской деревне, в братской могиле, в которой покоятся сотни солдат, погибших при форсировании Днепра. Жители этой деревни все послевоенные годы хранят память о погибших воинах, берегут их могилки и отмечают вместе с ними праздники Победы. Меняются поколения, меняется жизнь, а простые люди хранят память о войне, потому что это непроходящая человеческая боль и в то же время гордость победы над фашизмом. Хочется низко поклониться таким людям, поблагодарить и поздравить их с 70-летием Победы! Хочется, чтобы по всей России и во всех странах бывшего Советского Союза вечно хранили память о войне, о героизме погибших солдат, освободивших нашу Родину от фашизма и сохранивших жизнь нам, их детям, и всем послевоенным поколениям. Душа плачет, когда видишь, как рушат памятники освободителям на моей малой родине – Украине.

После войны наша мама в 32 года осталась вдовой с тремя маленькими детьми. Отец моего мужа с Брянщины вернулся с войны инвалидом с осколками в обеих ногах.

Во время немецкой оккупации наши матери, молодые украинские красавицы, уродовали себя, спасаясь от насилия немцев. Но их все-таки насиловали – и рождались ненавистные дети. Сегодня там еще живы эти уже состарившиеся дети немцев…

О войне невозможно и нельзя забывать – это было страшное время: постоянные страхи, унижения, голод. И еще бессилие. И даже в таких нечеловеческих условиях люди оставались людьми, помогали друг другу, делились последними крохами. Мы жили в подвале, в подполье прятали евреев, и не мы одни. Женщины рисковали собственными детьми, спасая чужие семьи. Способы применяли самые разные, даже прятали их в заранее выкопанных ямах, которые накрывали кадушками в погребах. В подвалах церкви укрывали и кормили раненых наших солдат, на бинты отдавали последнее белье и одежду. Наши мальчишки тайком в ночное время передавали им это. Однажды эсэсовцы, что-то заподозрив, привязали моего старшего брата к тачке, поставили ему на голову котелок и стреляли в него – им это доставляло удовольствие, сопровождающееся нечеловеческим хохотом. Заставляли браться руками за оголенные электрические провода. Я помню обгоревшие и забинтованные его ручки. До сих пор ясно вижу мою бедную гордую бабушку, униженно ползающую у ног фашистов, умоляя пощадить ребенка. Эсэсовцы добивались признания моего брата и таких же его малолетних товарищей. Но они так ничего и не сказали. Позже стало известно: в подземных переходах церкви на протяжении всей войны находились раненые наши солдаты, и мальчишки имели с ними постоянную связь. Братишке было немногим больше десяти лет. Такое было детское геройство!

Моя мама в это время не могла ходить – «добрые» немцы сожгли ей ноги, вылив на них ведро каустической соды. Мою младшую сестру, родившуюся за несколько месяцев до начала войны, забивали щелчками по головке, мы ее с самого утра старались закрутить в одеяло и где-нибудь спрятать, даже на ветках деревьев. А вот таких маленьких детей, по свидетельству моего мужа, на Брянщине немцы забивали до смерти. Нас пичкали вшами, бросая их в кастрюли, где варилась пища, и все время мы только и слышали: «русская свинья»…

Я до сих пор не могу слышать немецкую речь. Не могу забыть повешенных мужчин, пепелище родного города, разрывающиеся во дворе немецкие бомбы, мученическую смерть наших солдат, фашистский садизм над женщинами, детьми и стариками.

Много лет прошло, но такого не забудешь. О войне и о фашизме нельзя забывать. О том, что пережито нашим народом, надо знать, изучать не для того, чтобы всю жизнь носить камень за пазухой, а из уважения к своему прошлому. И помнить: «тот, кто забывает уроки истории, переживет их вновь».

У нас во дворе упала и разорвалась немецкая бомба, и я помню десятки погибших наших совсем молодых солдат. Помню, как туловище одного молодого солдата лежало по одну сторону порога, а его оторванные ноги – по другую, и как наша мама, обезумевшая от слез, жалости и ненависти к фашистам-убийцам, пыталась простынями связать отдельные кровоточащие части тела, надеясь спасти погибающего, и как потом вместе с соседками хоронили они этого и других солдат ночью, обливаясь слезами.

И еще помню пленных немцев, замерзающих от лютых холодов в военное время, помню, как они брели в одних обмотках с отмороженными ногами, и наши матери им помогали, чем могли. Помню подбитые немецкие самолеты, упавшие в районе нашего города, и как наши люди, рискуя своей жизнью, хоронили останки немецких летчиков.

Помню, как я принесла полный подол гранат, подобранных в овраге, рядом с домом образовавшемся от разрыва бомбы, приняв их за игрушки. И только раненый наш солдат, которого прятали женщины, спас жизнь мне и другим рядом находившимся детям.

Мой брат, жалея маму, бабушку и нас всех, ребятишек, с февраля 1944 года, когда получил извещение о смерти отца, хранил его до Дня Победы. И этот день в нашей семье был настоящим днем смертельной боли – мама падала в обморок. А потом мы долго постоянно перечитывали письма от отца с фронта, в которых он постоянно писал маме: «Пожалуйста, сбереги детей, я обязательно вернусь». А он ведь мог и не идти на войну, так как у него, железнодорожника, была бронь. Но разве тогда настоящие молодые мужчины пользовались бронью? Вот и мой отец был патриотом.
Низкий поклон Д. Тухманову и В. Харитонову за бессмертную песню «День Победы». Этот праздник действительно для нас – «детей войны», детей-сирот – является праздником со слезами на глазах.

Припоминаю обвинение Яковлева, что наши солдаты «были мародерами». Я помню, как в 1945-м, после Победы, мимо нашего полустанка один за другим шли составы с теплушками, в которых возвращались домой солдаты. А мы, голодные сироты, «дети войны», круглосуточно стояли возле путей, не пропуская ни один эшелон. Солдаты прямо на ходу поезда отдавали нам хлеб, конфеты, всё, что у них было. А ведь везли эти гостинцы своим детям. И, может быть, и не довозили! Ведь сколько на их пути было таких полустанков, сколько таких голодных сирот, как мы, встречали их! Не мародерство это, господин-товарищ, а милосердие. А вот у кого не было милосердия, так это у фашистов.

Как мы выжили, как пережили ужасы немецкой оккупации, потерю отца и близких родственников, потерю родного дома, грызущий голод и скитания? Как выжили наши матери, спасшие своих детей? Они верили в лучшее будущее, в заботу и поддержку советского государства.

После окончания войны мы жили в землянке. Но нас не бросили – государство помогло построить дом. Мама работала, мы учились.

Замечательная особенность и удивительное качество молодежи и всего нашего народа того времени – при всех лишениях, недетском труде молодежь жадно стремилась к знаниям.

Ветхая одежонка, случайная обувка, учебник чуть не один на весь класс, в качестве тетрадей афиши, газеты. Но учились без понуканий. Я окончила десятилетку, потом институт в Москве. Муж окончил институт во Львове. Более 50 лет проработали в нефтяной и газовой промышленности, имеем научные степени. Брат мой и сестра, оба брата моего мужа также получили высшее образование.

На нашем примере можно сравнивать ушедшее советское прошлое и пришедшее «демократическое» время. Разве теперь женщина, оставшаяся с тремя детьми, может дать им высшее образование? Разве дети, обучающиеся в глухих деревнях (как мой муж и его братья), могут ныне рассчитывать на высшее образование?

В одном из номеров «Советской России» Александра Пахмутова очень правильно охарактеризовала прошедшее советское и настоящее время: «Если бы я была девочкой в это время (нынешнее), никакого композитора Пахмутовой не было бы. В лучшем случае я была бы нянькой у какого-нибудь олигарха».

Нас учило государство бесплатно, платили стипендии, обеспечивали общежитиями. А в настоящее время одни эксперименты над школьниками, над студентами, над наукой. Молодежь учат идти по легкому пути: добывай деньги, как можешь, урывай радости здесь и сейчас… А в наше время было престижно получить квалификацию инженера, при этом выдержать вступительные экзамены при конкурсе более 20 человек на место. К большому сожалению, хочется отметить, что в это спрессованное настоящее время поредели на предприятиях ряды технических инженерных служб. Как сказал по этому поводу один большой ученый, причина кроется в том, что раньше правили промышленностью и государством созидатели-профессионалы – инженеры и ученые, сегодня правят распределители – экономисты и юристы. Добавить к этим умным словам просто нечего, так как результаты промышленной деятельности страны известны. На промышленных предприятиях, в бизнесе, в правящих органах расширяются службы распределителей, в несколько раз количественно превышающие службы созидателей.

А что сотворили с русскими деревнями! Мы помним прежнюю деревню на Брянщине – это красота русской природы: вокруг могучий лес, грибные поляны, полевые ягоды, орехи, речка делит деревню на две части, изобилие рыбы. Зажиточная русская деревня в центре России, приветливые, умные, трудолюбивые зажиточные жители, имеющие в каждом дворе все виды живности: кур, уток, гусей, свиней, коров… А какие плодородные сады, какие урожайные огороды! И когда один из наших нынешних руководителей сказал, что в Брянске никогда не было развито животноводство, мы просто онемели. Брянская область была житницей центра России, а главное – Москвы и Московской области, снабжала как мясом, так и картофелем, и всеми видами фруктов.

Теперь та красота и богатство русской деревни испарились – нет жителей, брошенные дома. И не только исчезла эта брянская деревня – исчезли десятки таких деревень. Поля заросли бурьяном, земля вся продана неизвестно кому. В течение 25 лет в Брянской области все сломано и ничего не построено.

В свою советскую молодость мы очень много читали литературы – как художественной, так и технической. Мы любили и читали классиков, ходили в театры, общались на танцплощадках. Мы до сих пор помним наизусть многие замечательные произведения Горького, Пушкина, Лермонтова, Чехова, Чернышевского, Белинского, Гоголя и украинских классиков: Корнейчука, Леси Украинки, Франко и др. Разве такой багаж сегодня получает молодежь? В то время каждый мечтал хоть один раз попасть в Большой театр, посетить Москву, Ленинград, Кавказ. И все было финансово доступно. Я тогда за свою зарплату в течение одного месяца могла 6 раз слетать в Харьков к больной матери. А что сейчас доступно и престижно? Для богатых – Куршевель, Майами, Лондон, Париж и т.д. А для бедных?
Работая в ночные смены, не боялись ночью возвращаться по пустынным улицам, потому что тогда не было бандитизма. В настоящее время боимся не только ночью, но и днем выпускать своих ребятишек на улицу.

Работа нам всегда доставляла удовольствие и радость – мы работали много, участвовали в строительстве, пуске, освоении и эксплуатации нефтяных и газовых комплексов. Детям государством в обязательном порядке предоставлялись ясли и садики, пионерские лагеря.

Хорошее было время! Очень хочется для современной молодежи вернуть прошлое, где были мораль, идея, отзывчивые люди, замечательные отношения между людьми. Человеческие взаимоотношения тогда не измерялись деньгами.

Родителями и системой тогдашнего воспитания в нас была заложена сильная энергия сдерживания собственных потребностей, поэтому стремление к возвеличиванию, самоутверждению или демонстрации социальной значимости тому поколению чужды.

А сегодня у нас одни «звезды» – «звезды» народные (без народного признания), герои всяких степеней, «гении», «несравненные», «легендарные», «неповторимые». Оценки потеряли как значимость, так и справедливость, и совесть.

А сколько тогда было неоценимых знаменитостей в области культуры и искусства! Русланова, Лемешев, Козловский, Магомаев, Трошин, Шульженко, Зыкина, Воронец, Синявская и другие. А сколько знаменитых и любимых артистов, сколько прекрасно созданных ими фильмов! И никто из них не называл тогда себя «звездами». Мы и они воспитаны на настоящей культуре.

А что показывают сегодня на экранах телевизоров? «Точь-в-точь», «Один в один», «Повтори» и другие передразнивания друг друга. Нет настоящих артистов и нет настоящих певцов, нет настоящих ценителей культуры, одни бессодержательные, разлагающие молодежь «шоу».

Обидно, очень обидно, что прошлое своей Родины очерняют люди, не имеющие авторитета в обществе, не представляющие никаких ценностей ни в прошлом, ни в настоящем.

Поздравляем всех участников, ветеранов Великой Отечественной войны, работников тыла, «детей войны» с приближающимся нашим большим, несравнимым ни с какими другими праздниками – ПРАЗДНИКОМ 70-летия Победы! Здоровья вам, терпения и долгих лет жизни!!

Желаем, чтобы на нашу Родину никогда не ступила нога фашиста!

Зинаида МОЛЧАНОВА
г. Оренбург

Понравился материал? Поделись с друзьями!