Путь длиною в жизнь

DAF_1020— так будет называться творческий вечер моего коллеги по творческому цеху Алексея Ефремова, который состоится во Дворце культуры 20 ноября. В преддверии этого события мы встретились с Алексеем, чтобы поговорить о том, какой путь уже у него за спиной, какое место в его жизни занимает творчество и вообще, чего он ждет от предстоящего мероприятия.

Летать так летать

Наш разговор начинается с открытия: столько лет мы общались с Алексеем, а я только узнала, что он с детства мечтал о небе, поступил в Борисоглебское высшее военное авиационное училище летчиков имени В.П. Чкалова. «Что, летал?» — удивляюсь я. «Летал, высоко взлетел, но низко опустили», — признается Алексей, и мы начинаем наше интервью с одной печальной истории.
— Я воздушный хулиган, — говорит Алексей. — Был отчислен из училища за нарушение полетного задания. Как мне сказали, я стал заниматься «чкаловщиной», а этого было делать нельзя. Если конкретнее, то я совершил два лишних комплекса сложного пилотажа – в перевороте петля-полупетля, где допустил предельно допустимую перегрузку и создал угрозу летного происшествия – могла быть катастрофа. Дело в том, что перед этим у нас было подряд две катастрофы, в которых разбились два курсанта и инструктор, по причине нарушения технологии полета. Я мог быть третьим погибшим курсантом. Но хочу отметить, что летал я с отличным качеством, был твердым хорошистом, за два года учебы закончил курс пилотажа на самолете Л-29 полностью на отлично. Но меня не пожалели – был четкий приказ министерства обороны, который я нарушил. На нервной почве я получил язву двенадцатиперстной кишки, попал в госпиталь. После отчисления я попал в солдаты, еще год отслужил командиром отделения и за хорошую службу меня уволили в запас.
— Не было желания восстановиться и доучиться?
— Мне предлагали восстанавливаться, но медкомиссия меня уже не пропустила бы по здоровью – я был бы признан негодным к летной работе. А по наземной службе я не пошел принципиально. Поэтому я демобилизовался, приехал в Кольчугино, женился, родились двое детей. Работал на заводе имени Орджоникидзе, в пожарной части ПЧ-20, а потом опять вернулся в армию. Так получилось, что в отпуске встретился со своим бывшим командиром, который пригласил меня на службу на Центральный полигон военно-воздушных сил Московского военного округа с перспективой, что я приду на сверхсрочную службу и буду восстанавливаться в каком-либо из военных училищ. Я из пожарной части переводом туда перевелся. А потом меня уговорили поступить и закончить Балашовскую школу прапорщиков в Саратовской области, чтобы в военном училище уже быть на командной должности. Но волею судеб мне потом не дали стать офицером – нагло и цинично зарезали мою карьеру. Понимаешь, я очень прямой, как доска. Неудобный для начальства. В результате я так и прослужил в должности прапорщика. Мой воинский стаж 15 лет. Но до военной пенсии я не дослужил – попал в перипетии девяностых: сокращения, увольнения…
— А в Кольчугино как опять вернулся?
— Перевелся сюда в качестве командира взвода в воинскую часть, которая стояла в Кольчугине напротив 20 поста. Через 2 года воинскую часть сократили и предложили нам условия, заранее невыносимые, чтобы мы написали рапорты, и нам не выплачивать пособия по сокращению. Но и на этом моя военная карьера не закончилась. Через 5 лет, накануне своего 35-летия, я вновь призвался в армию – в радиотехнические войска ПВО. И два года служил на точке за совхозом Воронежский. А после этого из-за невыносимых бытовых условий пришлось оставить службу.
— Как тебя в армию тянуло! Почему?
— Не знаю, но, честное слово, с детства мечтал. Сны в детстве видел казачьи… Рисовал казаков, лошадей…

Только шашка казаку во степи подруга…

Даже не зная о том, что Алексей Ефремов имеет казачьи корни, об этом можно было догадаться, посетив несколько бардовских концертов или гостиных. Только ленивый ведущий не представлял Алексея как потомственного казака, а он сам с удовольствием при случае щеголял в папахах и холодном оружии. И все это было к лицу Алексею не просто так.
— Мои корни из Новочеркасска, в прошлом – станицы Черкасская, столицы Казачьего Дона. Моя тетя Шура из Новочеркасска очень любила меня, жаждала, чтобы я приехал и жил в тех краях. Всегда говорила: «Ты наш по крови! Дом тебе подпишу, все отдам!» Я, так уж получилось, не поехал туда жить, но чувство гордости за свои корни осталось в душе навсегда. Много читал, тетя Шура много рассказывала. Узнал, что после революции был план по уничтожению всего казачества – вырезать до последних поколений. И люди оттуда бежали. В том числе и родня моей мамы, которая осела в кольчугинских местах – деревне Кривдино. Здесь моя мама и родилась. А папина родня – из-под Орловщины.

Заходите к нам на огонек!

После службы в армии Алексей сменил несколько мест работы, освоил много рабочих профессий. С годами он получил высшее образование – заочно закончил Московский институт экономики, статистики и информатики. Сегодня он с удовольствием вспоминает годы, связанные с одним из первых кольчугинских агентств недвижимости под руководством Дмитрия Власова. А сейчас Алексей работает оперативным дежурным в ГО и ЧС — в коллективе, где, по его словам, царят взаимопонимание и взаимовыручка. И, конечно, где поддерживают творчество: коллеги Алексея по ГО и ЧС постоянные участники бардовских мероприятий.
— Я в нескольких поколениях гармонист, мой отец играл хорошо на гитаре, — рассказывает Алексей. — Поэтому, как только я научился ходить, стал пиликать на этих инструментах. С пяти лет уже играл простые мелодии. И вот так сам освоил гармонь и гитару. Первые стихи начал писать в четвертом классе, тетрадочки прятал, стеснялся. Никто не знал, что я пишу. А песни первые стал писать в армии. И толчок дало, наверное, отчисление из училища, когда я лишился мечты.
— А когда ты впервые решился показать свое творчество?
— Наверное, это было лет пятнадцать назад. Спел на кухне, перед знакомыми. И мне посоветовали пойти в Клуб бардов, тогда он еще не назывался КГБ (Клуб Гостиная Бардов). И я пришел в клуб на репетицию, меня послушали, позвали в команду… И с тех пор я в клубе.
— А первый выход на сцену помнишь? Наверное, коленки дрожали у казака?…
— Дрожали – это слабо сказано! Я себя даже не видел и не слышал в этот момент! Хоть и зрелым уже был человеком, но волнение просто словами не передать.
— На кого из наших бардов ты равняешься, а может быть, ты нашел свои творческие ориентиры среди коллег по цеху из других городов — последнее время КГБ ведет активную фестивально-слётную жизнь…
— Из наших бардов уважаю всех, особенно, наших мэтров – Александра Гудникова и Александра Попова, что касается коллег из области, то, безусловно это Владимир Иванович Поднебеснов – светлая ему память.
— А кого из классиков бардовской песни чаще слушаешь?
— Для меня патриархи бардовской классики это Окуджава, Визбор, Розенбаум…
— А любимая тема для творчества? У тебя есть и казачьи песни, и лирика, и патриотические песни…
— Мне дорого все, но с особым чувством отношусь к патриотическим песням, которые написаны в начале 90-х – в период развала Советского Союза. Я советский человек и патриот своей Родины до мозга костей, как бы пафосно это ни звучало. Тему эту я не оставляю и сейчас, благо мне близка позиция нашего президента Владимира Владимировича Путина.
— Поэзия в твоем творчестве идет отдельно?
— Да, разделение есть. Не каждое стихотворение можно спеть. А рождение песни начинается с музыки, из которой уже потом возникают строки…
— Алексей, что нас ждет на концерте? Он называется «Путь длиною в жизнь». Что мы увидим на этом пути?
— В начале концерта хочу воспеть Россию, прозвучат патриотические песни. Будут звучать и мои стихи. Ну, а потом будет и лирика, и походы. Хочется, чтобы люди немного погрустили, а потом отогрелись душой. В концерте участвуют ребята из Клуба бардов, которые исполнят мои песни. Будет много живого звука – гитара, тамбурин, шейкер. Практически все песни будет обыгрывать Павел Власов. Зрителей ждут и сольные номера, и коллективные, и конечно, будут песни, исполненные в дуэте с моим любимым и дорогим человечком – Оксаной Селезневой. А вообще, этот концерт для меня как аттестат зрелости. Меня будут оценивать зрители, и я сам буду строго оценивать себя самого.
— Ну что ж, желаю удачи на предстоящем концерте и положительных оценок в твоем аттестате зрелости. При этом уверена, что творческая «чкаловщина» его нисколько не испортит!

Е. Фролова

  • DAF_9622
  • DAF_1020
  • DSC_1153
Понравился материал? Поделись с друзьями!