Задолжавшие своим детям…

alim«Боюсь, что разговор у нас получится довольно пессимистичный», — говорит заведующий  отделом  опеки и попечительства Управления образования администрации Кольчугинского района Валентина Николаевна Орешникова. А говорить мы собираемся об алиментных обязанностях граждан, лишенных родительских прав, по отношению к своим детям.

На 1 января текущего года на учете Управления образования состоит 144 ребенка, имеющих статус детей-сирот или детей, оставшихся без попечения родителей. Из них 78 детей имеют право на обеспечение со стороны родителей в виде алиментов. К большому сожалению, только 37 из них получают эти выплаты фактически. И такой процент выплат, по словам Валентины Николаевны, наблюдается из года в год. Лишь семи детям родители согласились выплачивать алименты добровольно, кто-то имеет уважительную причину временно их не выплачивать (например, декретный отпуск), остальным были предъявлены исполнительные листы. Кстати, нахождение родителя в местах лишения свободы тоже по закону считается уважительной причиной, чтобы не платить своему ребенку алименты.

Она вынимает из папки множество листов с отпечатанными на них столбцами цифр. Это статистика выплат за истекший год, подготовленная судебными приставами. Первая графа – название месяца, вторая – сумма выплат за этот месяц. Иногда в этой графе можно увидеть трех- , а то и четырехзначные числа. Но чаще она целиком состоит из нулей. В отношении шести «уклонистов» в 2015 году судебными приставами были возбуждены уголовные дела по ст.157 УК РФ, были вынесены соответствующие приговоры – до шести, до восьми месяцев исправительных работ. Шестеро человек находятся в розыске.

«Чтобы наша картина была полной, отдельно скажу про тех тридцать семь человек, которые фактически вроде бы осуществляют выплаты, — говорит Валентина Николаевна.-  Без долга по алиментам среди них всего семнадцать человек, включая тех, кто в добровольном порядке платит по тысяче рублей в месяц. Что можно купить ребенку на такие деньги? Что же касается долгов, то самый маленький из них составляет около 22 000 рублей, а самый большой – 620 000 рублей, в то время как выплаты некоторых из них составляют от силы 250 рублей в месяц, и все. И по закону его уже нельзя привлечь к ответственности, ведь он платит! Среди таких должников не только отцы, но и матери детей».

Можно ли считать, что алиментные обязанности этими людьми выполняются удовлетворительно? Едва ли… Справедливости ради еще раз поясним, что речь здесь идет не о тех родителях, которые, сочтя нужным расторгнуть брак, продолжают вести социально приемлемый образ жизни и исполняют родительские обязательства, а о тех, кто по тем или иным причинам был лишен родительских прав. Но не обязанностей.

Как поясняет В.Н. Орешникова, на стопроцентные алиментные отчисления можно рассчитывать только в том случае, если исполнительные листы направляются по месту работы должника, и деньги перечисляются ребенку, не попадая в руки нерадивого родителя. Впрочем, по опыту работы сотрудники отдела опеки и попечительства не ждут многого от этих родителей. Многие из них злоупотребляют спиртными напитками, не работают или работают от случая к случаю, проявляя крайне мало заботы о своих детях. У некоторых из них дети были отобраны при непосредственной угрозе жизни и здоровью. Со слов Валентины Николаевны узнаем, что грязные, неухоженные, голодные ребятишки, спящие на голых, гнилых, без постельного белья, матрасах – это не следствие прокатившейся по стране войны, не общий низкий материальный и культурный уровень населения, это жизнь, созданная детям их родителями. И эти семьи живут сегодня рядом с нами.

«Могу сказать сразу, что работа с «уклонистами» ведется колоссальная, — поясняет Валентина Николаевна. —  В ходе межведомственного взаимодействия учреждения и ведомства, входящие в систему профилактики социального сиротства, среди которых Комиссия по делам несовершеннолетних и защите их прав, полиция, медики, учреждения образования, социальная защита, Центр занятости населения, отдел опеки и попечительства, задействуют весь арсенал своих средств, но его не хватает! Мы выходим в семьи, разговариваем, призываем к совести, помогаем найти работу, полечиться, направить детей, если необходимо, в Центр социальной реабилитации, собрать документы на материальную помощь или иные полагающиеся по закону льготы. Как оценивать нашу работу? По оценкам многочисленных проверок, она осуществляется так, как это установлено законом, однако сами мы видим, что всего, что мы делаем, недостаточно, чтобы в корне изменить ситуацию».

Быть может, здесь давно назрело какое-то радикальное изменение отношения общества к таким людям и, как следствие этого, серьезные изменения в законодательстве? Если проанализировать статью 157 Уголовного Кодекса РФ, можно увидеть, что наказание, предусмотренное законом нерадивым родителям, поставившим  преступной небрежностью под угрозу здоровье и жизнь своих детей, слишком гуманно, мягко – наказывается исправительными работами на срок до одного года, либо принудительными работами на тот же срок, либо арестом на срок до трех месяцев, либо лишением свободы на срок до одного года.

Более того, только 45%  незначительных доходов от их принудительной работы идут на покрытие долгов по алиментным обязательствам и часть денежных средств в доход государства. Как в данном случае учитываются интересы ребенка? Разве что как некий фактор воздействия на родителя: не хочешь на исправительные работы – плати!

«Большинство таких родителей почему-то думают, что государственного обеспечения их детям достаточно, — с горечью говорит Валентина Николаевна. — А может быть, и ничего не думают эти люди, многие из которых состоят на медицинском учете как алкоголики либо должны быть поставлены на такой учет. У них очень быстро вырабатывается психология потребителей, ожидающих от государства полного материального обеспечения. Это люди, которым никто не дорог! Мы раз за разом пытаемся что-то изменить в их жизни, помочь, но по опыту видим, что помочь можно лишь тем из них, кто сам готов взяться за исправление своей жизни. А количество таких людей ничтожно мало, в то время как другие состоят у нас на учете по десять лет…»

Завершая беседу, Валентина Николаевна говорит, что хотела бы со страниц газеты поблагодарить кольчугинцев за их неравнодушие к чужой беде: «Нам звонят, приглашают побывать в той или иной семье, где родители пьют, а детей часто видят голодными, неухоженными, а то и со следами побоев. Благодаря таким людям мы вовремя успеваем прийти на помощь детям! Спасибо!»

Понравился материал? Поделись с друзьями!