А в жизни всё идет по плану…

Дата выхода сегодняшнего номера «КВ» совпала с Днем рождения очень хорошего человека, и мы не могли обойти данное обстоятельство стороной. Этот человек – Александр Михайлович Журавлев, педагог и турист, снискавший любовь и уважением многих поколений кольчугинцев. Четыре года назад, в канун своего 60-летнего юбилея, Александр Михайлович дал интервью нашей газете, в котором рассказал о пути в профессию, походах и планах на будущее. Зная, что четыре года жизни у таких людей, как Журавлев, никогда не проходят тускло и скучно, напрашиваюсь на новую встречу и получаю согласие.

И вот мой любимый учитель опять встречает меня в своем школьном кабинете, непривычно называет меня на «вы» — и это, наверное, единственный ощутимый признак прошедших с окончания школы тридцати лет. В остальном все практически так же, как тогда: свисток на шее, горящий взгляд и быстрая, как у всех спортсменов, речь…

— Александр Михайлович, знаете, с какой датой совпадает в этом году выход нашей газеты?

— Конечно! Со Всемирным днем туриста!

— Не угадали! С Вашим днем рождения! Хотя, с Днем туриста тоже, но мы сделали выбор в пользу первой даты, тем более, что они рядом. Практически весь номер газеты будет посвящен визиту в Кольчугино губернатора. Кстати, Вы как к ней относитесь?

— Да нормально вроде…

— Она очень продвигает спорт, поставила на коньки всю администрацию области…

— Три года назад она нам помогала с Крымом. Мы должны были ехать в воинскую часть. Мы вышли на депутата Заксобрания Александра Витальевича Дюженкова, он попросил ее, и она лично связалась с Крымом. Нас встречали, но тогда переправа была закрыта, мы просидели трое суток в Порт-Кавказе, в Крым не попали и пошли по олимпийским объектам в Сочи. Вот построят мост, и мы обязательно туда пойдем.

— Александр Михайлович, что изменилось в Вашей жизни за эти четыре года? Кабинет, вижу, поменяли, но обстановка в нем почти такая же. Правда, фотографий заметно прибавилось…

— Да, добавились. Видите – Абхазия, лагерь на Нерли, рыбалка на реке Сить в Ярославской области…

— А еще?

— Зал отремонтировали: покрасили, поставили сетки, сделали душевые, новый туалет, отремонтировали раздевалки для учащихся…

— А в жизни?

— А в жизни все идет по плану. Летом – Кольский, грязный, скользкий, Карелия, осенью готовимся к Абхазии. Никаких изменений нет. Просто меняются дети: одни заканчивают школу, другие приходят.

— Во время прошлой встречи Вы озвучили свое пожелание – чтобы появились те, кто продолжит Ваше дело. Появились?

— Появились! Пришел Максим Владимирович Разин, молодой учитель. Сходил в Карелию. Загорелся, честно скажу. Уже сам сводил группу на Нерль, пока взрослую, на трех катамаранах. Дальше – Алексей Александрович Фролов. Тоже заразился. И детей водит, и семьей сходил в этом году на Кольский, даже жену смыло (смеется). Меня там тоже смыло. И сейчас мы все трое уходим в Абхазию с учащимися. Когда мы пришли к директору, она сказала: «Ребята, ну хоть кто-то останьтесь!» Но получается так, что мы все идем.

— Вот, кстати, по поводу «смыло». Четыре года назад Вы пожелали самому себе «еще лет десять походить». Слышала, что в последнем походе Вы чуть реально не погибли. В связи с этим планы не поменялись?

— Планы не поменялись. Это был порог «Падун» четвертого уровня сложности. Ну, если там восьмиместный рафт перевернуло, сплющило и полоскало тридцать минут, троих сразу смыло, а остальные просто выбросились сами… Шикарно, конечно! А мы были до них. Дело в том, что в этом году была очень большая вода. Мы приехали туда в конце июля, а Хибины стояли в снегу. Я такое видел впервые. И мы пошли этот порог без просмотра. Мы его знали прекрасно. Раньше он был троечкой, а в этом году стал четвертым. И там косой вал. Вышибло у меня переднего (это был местный житель, попросился с нами), а меня просто свалило. Я был в упорах, весло в руках, подняться никак не мог. Бочка – она ведь держит. Представляете, груженый катамаран: нас четверо, мотор лодочный, две бочки, баня… И бочка не отпускает. Долго меня полоскало… Потом я отцепил упоры, и в нас врезалась «двойка», на которой ходила семейная пара из Белоруссии. Мужа вышибло, а «двойка» вышибла нас из этой бочки. Затем шли адвокат Пешев со студентом из Киржача, их поставило  на спортивной «двойке» в свечку, кильнуло, но ничего не уплыло – все было привязано грамотно. И еще два наших катамарана прошли порог нормально, правда, чуть правее. Мы не думали, что такая жесткая вода будет. И следующий порог «Каневский» некоторые идти отказались. Я сказал: «Вы что, ребята?!»

— То есть Вас такие вещи не пугают? Говорят, у Вас гематома была от пояса до колен на обеих ногах…

— Это нормально, ничего страшного. Это экстрим – борешься с водой, стихией. Мы для этого и идем туда. Если б можно было бы, я бы обнес катамаран и прошел порог еще раз обязательно. Но там обнос очень тяжелый.

— А зачем? Чтобы его взять, этот порог?

— Обязательно!

— То есть он должен Вам сдаться?

— Он не сдается. С ним просто надо побороться (смеется).

— А мотор у Вас был – это что-то новое?…

— Да, мы купили мотор «Сузуки». Связали катамараны и Кан-озеро шириной 26 километров шли под мотором, потому что озеро очень тяжелое, и если встречный ветер, то идти его можно и день, и два, а то и вообще ждать погоды. А еще бывает, разыгрывается волна такая неприятная… И с детьми в этом году, когда шли по Шуе, Шот-озеро тоже шли под мотором. Но с детьми мы шли под эгидой МЧС Карелии, то есть нас контролировали – и утром, и вечером мы отзванивались и сообщали, в какой точке находимся.

— Вот еще хочу по поводу экстрима спросить. Говорят, Вы наметили в следующий, юбилейный год, пойти в Хибины…

— Да, в марте месяце планируем пойти в Хибинские тундры на лыжах. Детей возьмем обязательно, потому что дети должны знать, что такое лыжный поход. Вообще, раньше не давали звание мастера спорта по туризму, пока не пройдешь лыжный поход третьей категории сложности. Мы сделаем попроще – второй категории сложности, возьмем перевалы, которые для детей не опасны. А опасно там, где есть лавины, а лавин там сходит очень много. И есть случаи, когда людей там просто засыпало.

— Давайте не будем об этом думать!

— Мы не будем об этом думать, но к этому надо готовиться.

— Давайте о другой экстремальной ситуации поговорим – в нашем образовании. Директор вашей школы постоянно поднимает вопрос кадрового дефицита. Звучат разные предложения. Представьте, что Вы – министр образования. Что бы Вы предприняли, чтобы наладить ситуацию?

— В первую очередь, повысил бы базовую ставку хотя бы до девяти-десяти тысяч, чтобы «плясать» от нее. Потому что чтобы заработать те же двадцать пять тысяч, сегодня надо с утра до вечера в школе быть. Это две смены, и пахать надо как шахтерам. Дети все разные, а к каждому ребенку нужен подход. Учитель ребенка не просто учит, он его воспитывает, а ставка шесть тысяч – это же позор. Вот у нас была учительница Екатерина Дмитриевна, пока она работала учителем физкультуры, у нее были часы, она нормально получала, потом она ушла в начальные классы – зарплата 9 тысяч. Каждый день четыре-пять уроков. Она проработала год и ушла. Да, она Екатерина Дмитриевна в школе, да здесь уважение. А теперь она просто Катя, фасует в магазине продукты питания и получает 24 тысячи. Учителя высшей категории в начальных классах получают 14-16 тысяч. Это очень несерьезно!

— Вы бы тоже ушли с такой зарплаты?

— Наверное, бы ушел. Но сейчас я на пенсии уже 16 лет, это помогает. А потом – это мое. Я уже прикипел к этой профессии. Иду на работу с радостью.

— Ну и напоследок как всегда про песни. В прошлый раз Вы сказали, что любимая песня – это «Перевал». За четыре года вкусы изменились?

— В этом на турслете мы пели новые песни. Одна из них «Эх, заманили», не слышали? Найдите в интернете – отличная песня. И вот еще одна:

«А у меня печаль такая наступила –
Девчонку в школе я недавно повстречал.
Своей походкою мне голову вскружила,
А сколько я потом ночей совсем не спал.
Я познакомиться с ней сразу постарался,
Но вдруг в поход она с друзьями собралась.
Меня позвали, я не в силах отказаться,
Но только что это такое – я не знал.

И припев: Жаль, ты туристка – и в этом соль.
И постоянно раздражает твой рюкзак,
От всех походов меня уволь,
Я не готов, я не хочу, пошли назад».

Мы с ней на турслете заняли первое место!

А еще Александр Михайлович показывает стихотворение, которое написал ему родной брат Володя. Вот оно:

Брату

А.М. Журавлеву и его водным туристам посвящается…

Ну вот и все, маршрут, увы, закончен.
Стою на крае покоренной мной земли,
Пью спирт, и так, ребята, хочется,
Чтобы сюда вновь прилетели журавли.

Здесь каждый шаг, что пройденный когда-то,
Сто раз вам будет душу очищать.
И кто ходил дорогой той, ребята,
Вас никогда никто не сможет удержать.

Рюкзак вновь упакован сухарями.
Идем опять на краешек земли.
Туда мы улетали с журавлями,
Обратно возвращаемся людьми.
Возвращайтесь из каждого похода, дорогой Александр Михайлович. Мы Вас очень любим. С днем рождения.

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
Понравился материал? Поделись с друзьями!