По ту сторону билетных касс

Место проводов и встреч, чемоданов и сумок на колесиках, подъезжающих и отъезжающих автобусов и вечных голубей, ищущих заветные крошки у ног толпящихся пассажиров… Это все он, автовокзал. В жизни каждого города он играет особую роль: последним провожает и первым встречает жителей и гостей города.
Командировки, учеба, путешествия, радостные и печальные события – разные поводы собирают людей под одной крышей: у билетных касс, в зале ожидания и потом на креслах автобуса – «у окошка или прохода». И потому вокзалы всегда напоминают нам саму жизнь – быстро текущую, состоящую из встреч и разлук, наполненную разными событиями.
Провинциальная жизнь, конечно, не такая, как столичная. И поэтому даже голос, объявляющий о начале посадке, отправлении и прибытии автобуса, в провинциальном вокзале звучит по-домашнему, по-соседски. Пассажиры нередко оказываются знакомыми друг другу, а у билетных касс, как правило, не бывает больших очередей.
Но при всей этой внешней размеренности в служебных помещениях идет энергичный, рабочий процесс, связанный с отправкой и встречей автобусов, заказом и продажей билетов, решением материально-технических вопросов. И хотя в свое время статус автовокзала в силу объективных причин был изменен на статус остановочного пункта, работы по ту сторону билетных касс от этого не убавилось. Вот об этом автобусном закулисье накануне профессионального праздника работников автомобильного транспорта мы и беседуем с Верой Валерьевной Никоновой, руководителем остановочного пункта.
Вера Валерьевна работает в этой должности шесть с половиной лет. До этого 25 лет она отработала в отделе снабжения завода «Кольчугцветмет», а на автостанцию перешла по приглашению руководителя предприятия, который в свое время тоже работал на заводе, хорошо знал Веру Валерьевну и был уверен, что она справится, потому что обладает теми самыми качествами… «Какими же?» — спрашиваю у моей собеседницы.
— Прежде всего, деловитость. А это качество всех снабженцев. Не случайно говорят, что кто проработал в снабжении, сработает на любом месте. Я, конечно, поначалу побаивалась, потому что пришла на пустое место – моя предшественница удалила все документы. У меня был пустой компьютер, пустые папки… И мне пришлось начинать все сначала, во все вникать, все спрашивать. Пришлось осваивать специальную компьютерную программу, связанную с продажей билетов – стояла за спиной у кассира, не стеснялась, все изучала. Сегодня могу сесть и отработать на любом месте. Пришлось и внедрять новые направления, осваивать новые услуги, которые мы стали оказывать совсем недавно. Было время, когда я у своих работников все спрашивала, а теперь они спрашивают у меня (улыбается).
— Когда Вы пришли в этот коллектив, как Вас приняли?
— Сначала, конечно, настороженно – я ведь стала вникать во все проблемы, во все тонкости работы – а работаем мы с людьми, и здесь избежать конфликтов очень трудно, сами знаете. Так что у нас не было другого выхода, как объединиться и работать в одной команде.
— Какой девиз у этой команды?
— Мы работаем для людей – вот и весь девиз. Что бы там ни было, а мы должны идти навстречу нашим пассажирам. Человек, например, потерял билет и, по закону, обязан снова его купить. Но у нас ведь есть программа, в которую при покупке билета на международные и междугородние автобусы заносятся паспортные данные. Вместе с автобусом в путь идет сопроводительный документ – посадочная ведомость, в которой тоже указываются эти данные, правда, не полностью, а частично, чтобы никто посторонний этими данными не завладел. Так вот в случае с потерей билета мы обращаемся к этой программе, сверяем паспортные данные, и человек спокойно отправляется в путь.
— Скажите, за те годы, которые Вы работаете здесь, пассажиропоток изменился?
— Да, он уменьшился – из-за того, что появились частные перевозчики на «газелях». Я не против этих перевозчиков, тем более, что многие из них везут людей по определенному маршруту, целенаправленно, собирают своих пассажиров в разных районах города. Да и мы не можем охватить весь город и увезти на одном рейсе всех желающих. Наши пассажиры – это, в основном те, кто едет учиться, отдыхать или в служебные командировки. Кстати, есть люди, которые ездят исключительно на автобусах, заранее заказывают билеты на весь месяц и даже имеют свои излюбленные места. Мы знаем их по фамилиям, и когда они делают заказ билета по телефону, стараемся таких постоянных клиентов всегда обеспечивать билетами.
— Получается, что у каждого перевозчика – своя ниша. Есть ли смысл бороться с «газелями»?
— Да мы и не требуем их совсем запретить. Но мы и не хотим, чтобы они стояли у нас «под носом» и переманивали пассажиров. Знаете, бывали случаи, когда они зазывали людей в свою машину, говоря, что рейсовый автобус сломался. Даже меня не единожды звали ехать – видимо, не знали, что я начальник станции и на работу иду. Помимо перевозчиков на «газелях» есть и просто частники, которые встают напротив вокзала и начинают звать попутчиков на Владимир или Москву. И люди соглашаются ради небольшой выгоды в деньгах! Но это же так рискованно! Мы обращались во многие инстанции в нашем городе, но помощи – никакой. Ведь «благодаря» таким недобропорядочным перевозчикам мы теряем выручку, отправляем в рейс пустые автобусы. А не отправить не можем, ведь нам делать обратный рейс из Москвы.
— В отличие от частных перевозчиков вы работаете в рамках определенных обязательств по количеству рейсов, их времени… Это осложняет жизнь?
— Конечно. Вот недавно был такой случай. Приехал к нам проходящий автобус Владимир-Кольчугино-Александров. Он заходит к нам, забирает пассажиров и едет в Александров. Как правило, он прибывает в Кольчугино пораньше и стоит 20-25 минут, выжидая свое время, обозначенное в расписании. Зимой, из-за сложностей с дорогой, этот период сокращается. И вот бежит ко мне молодая пассажирка, просит жалобную книгу и возмущается: «Почему автобус столько стоит? Я не хочу столько ждать!» Я ей долго объясняла, почему так получается, даже привела пример из жизни, когда мы можем что-то не доделать и бежать, куда нам надо. А автобус не может уйти раньше расписания! Не с первого раза, но я ее убедила. Девушка извинилась.
— Вера Валерьевна, сколько человек работает сегодня на станции?
— Десять человек. Из-за недополученных доходов нам пришлось пойти на сокращение. Это привело к тому, что у нас появился обеденный перерыв, что, безусловно, не нравится пассажирам. Правда, на этот перерыв у нас попадает только один автобус, который идет из Москвы в Юрьев-Польский, и я, поскольку не хожу на обед, сама сажусь в это время за кассу, чтобы обслужить этот рейс.
— А не возмущаются ли пассажиры от того, что, например, в зале ожидания нет буфета?
— Не возмущаются, тем более, что иметь буфет мы не обязаны. Любой предприниматель или юридическое лицо, имеющие соответствующее разрешение, могут арендовать в нашем зале ожидания площадь и оказывать эту услугу. Но поскольку на автостанциях нельзя осуществлять продажу спиртных и спиртосодержащих напитков, этот бизнес оказывается не выгодным. Мы, конечно, все равно надеемся, что кто-нибудь займет эту нишу. А еще мы приглашаем сюда аптеки – в этой услуге пассажиры всегда нуждаются, к тому же в аптеку стали бы ходить жители близлежащих улиц, ведь рядом нет ни одной аптеки. Наши руководители в вопросе аренды пошли бы навстречу. Но почему-то пока никто не заинтересовался. Второй этаж здания тоже пока пустует – были планы по открытию здесь гостиничных номеров, но мы с половины четвертого утра начинаем делать объявления о посадке и отправлении, это мешало бы постояльцам. Но в любом случае, наши пассажиры сегодня всем довольны. Единственное, что просят – сделать камеру хранения. Но, к сожалению, на остановочном пункте не предусмотрена обязанность иметь камеру хранения. Да и места у нас нет, честно говоря. Такая же ситуация с комнатой матери и ребенка. Но были случаи, когда мамочки с маленькими детьми долго ждали, и им надо было перепеленать ребенка или покормить, а было холодное время года, и мы приглашали их к себе в комнату отдыха, где под нашим присмотром мамочки и пеленали, и кормили. Да, может быть, это не положено, но человечность никто не отменял…
— Многие отмечают, что на вокзале и около него стало чисто, красиво. Дворник у вас очень добросовестный.
— Это точно! Замечательный дворник, кстати, женщина, – убирается на совесть, поэтому у нас всегда чисто. Очень нам осложняет жизнь молодежь, которая разрисовывает плафоны на перроне – ничем эти рисунки не оттираются, а плафоны еще и частенько разбивают.
— Мы с Вами плавно переходим к проблемам. Одна из них – опоздания автобусов и срывы рейсов. Было время, когда их было очень много, нам даже в газету люди об этом писали. Сейчас, вроде бы, наладилась ситуация…
— Каждому руководителю предприятия неприятно, когда получаются такие срывы. Да, зачастую не хватает денег, чтобы вовремя купить запчасти – и причина эта опять же в выпадающих доходах, которые отбирает у нас частный перевозчик. А потом, от поломки никто не застрахован, и когда такое случается, мы очень переживаем. Вот, например, едет наш автобус из Александрова и ломается, водитель звонит, и мы чуть-чуть задерживаем отправление проходящего автобуса Москва-Юрьев-Польский, потому что в сломанном автобусе есть люди, которые взяли билет до Юрьев-Польского, и нам надо их отправить. Были случаи, когда проходящий автобус Александров-Владимир ломался и вставал у нас в городе, и я просила наших водителей, которые идут обраткой с Москвы или Владимира, доехать до сломавшегося автобуса и привезти людей на автостанцию, чтобы как-то их отправить до пункта назначения. И наши ребята никто никогда не отказывал! Мы не обязаны это делать, просто поступаем по-человечески. Правда, люди порой этого не понимают, пересаживаются в другой автобус и скандалят: «Дайте жалобную книгу!» Но надо отметить, что пассажиры нередко просят выразить и благодарность нашим водителям — за профессионализм, за то, что с честью выходили из сложных ситуаций на дороге.
— Еще одни больной вопрос – улица Вокзальная. Мне иногда кажется, что ее ремонт нужен только Вам. В Общественном совете, членом которого являетесь, неоднократно озвучивали эту проблему. И ничего?
— И ничего. На эту дорогу ни у кого нет средств. А вкладывать в эту дорогу, как нам сказали, нужно десятки миллионов рублей. Глубину ям как-то замеряли, но дальше этого дело не идет. Да, водителям автобуса неудобно делать этот крюк, чтобы не ехать по Вокзальной. И если с нашими мы еще можем договориться, то водители из других городов возмущаются, тем более, что был случай, когда у автобуса на Вокзальной улице сломалась подвеска. Прозвучала угроза, что автобусы этой компании просто не будут заезжать в Кольчугино, а проследуют по окружной дороге. Если такое случится, жителям города это не понравится! Но все равно никто на эту дорогу не обращает внимания.
— Здесь есть и другой момент: человек приезжает в наш город впервые и видит эту раздолбанную улицу. Не подумает ли он: «Куда я попал?»
— Особенно это касается тех, кто в этом городе родился. Они приезжают с такой ностальгией, выходят из автобуса, фотографируются на фоне новой автостанции, радуются, а когда уезжают и им приходится ехать по Вокзальной, как по стиральной доске, их настроение становится другим…
— Давайте теперь ближе к празднику. Ваш коллектив его отмечает?
— Конечно. Пусть небольшую, но руководство всегда дает премию, нас поздравляют. И мы чувствуем, что действительно, имеем к этому празднику непосредственное отношение. Коллектив у нас очень хороший, все готовы прийти на выручку, если надо кого-то заменить на время. Слово «Нет» я никогда ни от кого не слышала. Поздравляю всех своих коллег по автостанции, а также всех работников АТП и нашего непосредственного руководителя Ирину Константиновну Тихомирову с профессиональным праздником. Всем хочу пожелать крепкого здоровья, семейного счастья, благополучия и профессиональных успехов. Пусть ваша дорога по жизни будет светлой, ровной и чистой!

Е. Фролова, фото автора

Понравился материал? Поделись с друзьями!