Теплый снег у крыльца

Сегодняшний денек выдался на редкость теплым: нынешний март не так часто напоминает нам о том, что зима осталась позади, а впереди – апрель, пробуждение природы. Сегодня меня ждет встреча с замечательными людьми – супругами Клерой Александровной и Анатолием Митрофановичем Домничами. Их скромный домик на улице Фурманова окружен пока еще плотными сугробами снега, которого в этом году выпало в избытке. И все-таки, то ли от льющихся на землю солнечных лучей, то ли от предвкушения теплой встречи, снег этот не выглядит холодным. Кажется – опусти в него руку и почувствуешь теплое дыхание просыпающейся земли.
Сегодня – я знаю точно – окуну я свою душу в удивительную судьбу Домничей и в тот период их жизни, который хоть и считается снежным, но еще способен согревать и напоминать о весне.

Улыбка на фотографии

Всегда интересно, как знакомятся и встречаются такие люди. «На сцене. Где еще можно встретиться!» — говорит Клера Александровна, и мне демонстрируется фотография, запечатлевшая пусть и не тот самый момент встречи, но те самые времена. На ней Анатолий Митрофанович на сцене гарнизонного Дома офицеров в Туркмении окружен девчатами из вокального ансамбля, среди них выделяется молоденькая Клера с многозначительной улыбочкой на губах. «Первый раз его заставила петь, а он слова забыл, — объясняет она свою улыбочку и обращается к мужу, — помнишь? Поднялся рассвет над крышей, человек из дома вышел…»
Она напевает знаменитую песенку, и в глазах загораются искорки. И снова появляется эта улыбочка, которую хорошо знают и любят все друзья Клеры Александровны. И в которую когда-то влюбился проходивший в Туркмении службу Анатолий Домнич.

Туркмения

Да, вот так распорядилась судьба, что встретились они в далекой Туркмении. Клера Александровна жила там с родителями. Поскольку была дипломированным хормейстером, занималась с женами военных в Доме офицеров, а он, тоже имеющий за плечами музыкальное училище и проходящий в тех местах срочную службу, был причислен к Дому офицеров. Мне интересно, какие качества Клеры Александровны повлияли на выбор Анатолия Митрофановича. «Я подозреваю, что он оценил, как я быстро партию запоминала и со мной не надо было возиться», — опять улыбается она. На первое свидание в кино они сбежали после окружного смотра художественной самодеятельности, а потом «появилась потребность просто так встречаться и рассуждать обо всем».
Не сомневаюсь – тем было много. Музыка, творчество, работа Клеры Александровны – а работала она на постоянной основе в школе, в детском саду. Дети очень любили своего музыкального руководителя, которая использовала на уроках собственную методику преподавания музыки. Например, чтобы у них хватило терпения на прослушивание «Лунной сонаты», она просила их принести бумагу и краски и во время прослушивания рисовать фантазии, вызванные музыкой. И потому туркменские дети, не очень хорошо владеющие русским языком, хорошо разбирались в классической музыке…
«Наисчастливейшая жизнь у меня там была», — говорит Клера Александровна, имея в виду, конечно же, возможность работать с детьми, отдавать им частичку своих знаний, своего таланта и своего сердца.

Судьба

Когда в Туркмении начались процессы, связанные с провозглашением независимости государства, русским жить в стране стало проблематично. Нужно было хорошо знать язык, причем, не только на уровне разговорного. Военные уезжали, Дома офицеров закрывались, не стало возможности заниматься творчеством. А это для Домничей было самым страшным. «Были большие проблемы с водой, с хлебом, но самое страшное, что у нас не стало песни. Это и выдавило нас оттуда…» — говорят они.
Супруги задумывались о том, куда отправиться жить. Были мысли по поводу Эстонии, где отучился и остался жить их сын, но и там с распадом СССР все сильно изменилось. И вот однажды, когда они еще жили в Туркмении, случилась поездка в Кольчугино – у Клеры Александровны здесь жила подруга, которую они решили в очередной раз навестить. Анатолий Митрофанович захватил баян – он собирался отвезти его на ремонт в Харьков. Так совпало, что в Кольчугино Домничи приехали как раз в День города, на глаза им попалась афиша о проведении праздника «Играй, гармонь!» на площади города. Они подумали, что это конкурс, Анатолий Митрофанович взял баян и отправился на площадь. «Он стал играть, и за нами стали ходить толпы людей. И спорить, кто лучше играет – он или Женька Петров», — вспоминает Клера Александровна. Понятно, что рядом с новоявленным баянистом не могла не возникнуть Галина Борисовна Андрианова. Она-то знала, как школе искусств нужен баянист, и стала уговаривать Анатолия Митрофановича показаться Ирине Дмитриевне Куренковой. Он пришел, очень понравился всем. И его уговорили. Музыка сама сделал за них выбор – где жить. Первое время, а точнее, девять месяцев, они жили отдельно: она в Туркмении, он – в кольчугинской музыкальной школе, в одном из классов. Михаил Иванович Черных, который всегда плакал, когда играл Анатолий Митрофанович, говорил: «Да вы ему лопату дайте, он даже на лопате вам сыграет!» Именно Михаил Иванович стал наседать на директора ДШИ, мол, надо искать для Домнича квартиру, а то такого музыканта потерям.
В результате было выделено жилье в коммуналке, но супругам (Клера Александровна наконец-то приехала к мужу) там жилось не комфортно. И они подыскали себе очень бюджетный вариант – домик на Фурманова, который стоил меньше малосемейки. С годами они вдохнули в этот дом тепло своих рук и сердец, сделали некоторые пристройки… Сегодня этот дом – их причал и крепость, здесь они принимают гостей, спорят о музыке, репетируют и, конечно же, пишут сценарии и партии для коллектива, которым руководят уже 21 год.

Белореченские девчата

Да, встреча с ансамблем произошла 21 год назад, в апреле. Тогда «Белореченские девчата» срочно искали баяниста. Поиски привели их в школу искусств, к Анатолию Митрофановичу, а он, в свою очередь, порекомендовал им свою жену – хормейстера. «Решили попробовать. Получится — значит, месяц-два поработаем до отпуска, концерт сделаем», — вспоминает Анатолий Митрофанович. Первая встреча оставила неизгладимое впечатление: Домничи были в шоке от того, что двадцать человек поют в один голос, а двадцать человек узнали, что, оказывается, надо петь в два голоса. И тем не менее, репетиции начались. И уже после первой подготовленной программы, которую коллектив отработал блестяще, Домничам передали: «Культура в шоке». Это было высшей похвалой. И запланированные месяц-два растянулись на долгие годы. С тех пор было много программ, много выступлений в Кольчугинском районе и за его пределами. Для каждой программы Клера Александровна пишет особый, авторский сценарий, а Анатолий Митрофанович работает над музыкальными партиями (сейчас, например, коллектив работает над отчетным концертом, его рабочее название «Весна идет! Весне дорогу!»).
Так получилось, что со временем от формата хора пришлось перейти к формату ансамбля: «бабушки поумирали», а большого притока новых сил не было – те, кто приходил попробоваться, сталкивался с необходимостью выучить большое количество материала и осваивать многоголосье, а это не каждому по плечу. Сейчас появилась новая проблема – две женщины ездят работать в Москву, пропускают репетиции, из-за чего страдает спетость, гармония. Но Клера Александровна все понимает: «Девчата у меня такие умницы, мы как семья… Мы даже называем, например, не Надежда, а Надюшка… Лидушка, Ирушка, Танюшка, Галинка…» Галинка – это заслуженный работник культуры РФ Галина Михайловна Дувалкина, она уже стала своей в этом ансамбле, участвует в программах со стихами, театральными миниатюрами… Отдельная гордость ансамбля – потрясающие костюмы, заказанные на фабрике в Иванове на деньги, причитающиеся за полученную ансамблем министерскую награду. Впрочем, тема наград не популярна у Домничей: «Мы так устроены — и, слава Богу, оба! — что все эти грамоты, эта слава нам не нужны. Сейчас для нас главное – маленький зал и глаза зрителя».

Слово о зрителе

Зритель – это особая тема для артиста. Умение слушать и понимать – это тоже талант. В этом плане Домничи в восторге от бавленского зрителя. На форуме «50+» в Бавленах Анатолий Митрофанович заиграл на гармони в фойе клуба – и тут же развернулось народное гуляние, женщины запели частушки, были готовы пойти в пляс. По итогам этого гуляния Анатолия Митрофановича чуть не увели бавленские любительницы фольклора. «Там торговля шла пирожками и булочками, я уже после выступления иду в фойе, а женщина одна пирогов набрала и подходит ко мне: «Слушай, пойдем ко мне!» Я спрашиваю: «А ты пирогов-то и на меня набрала?» А она: «Да!» — рассказывает Анатолий Митрофанович и делает небольшую паузу (мы хохочем), а потом продолжает рассказ, и тот мотив женщины, о котором подумала я, оказывается совсем другим: «Пойдем, говорит, весь дом соберется, гудеть будем, петь!» «Вот чего людям не хватает! А мы говорим про грамоты», — улыбается Клера Александровна. А ее супруг, оказывается, свой рассказ еще не закончил: «А потом женщина спрашивает меня: «Слушай, а кто твоя жена?»

Об Ангелах-Хранителях

Мы рассуждаем о судьбе и творчестве. Родина Клеры Александровны в Саратовской области, Анатолия Митрофановича – в Харьковской. В семьях обоих супругов музыка была полноправным членом. Она спасала в военные и послевоенные годы, и хотя ни у кого из родителей не было музыкального образования, они смогли привить детям любовь к творчеству. Музыка потом соединит их в Туркмении, музыка приведет их в Кольчугино. Музыка будет здесь спасать их от болезней и житейских неурядиц – словно в награду за то, что когда-то они спасли ее в себе, по ноткам вывезли из детства в своих юных сердцах.
«Она словно ваш Ангел-Хранитель», — говорю я. Клера Александровна соглашается, но чуть позже, когда у меня в руках оказывается очередная фотография из семейного альбома, она показывает на мужа, сидящего на фотографии за ее спиной, и чуть слышно говорит: «Вот мой Ангел-Хранитель…» Музыкант. Муж. Просто хороший человек. За ним она как за каменной стеной. А если и возникают в этой семье споры – то только о творчестве… Пусть эти споры не кончаются, потому что в результате зритель – так любимый Домничами – увидит очередной потрясающий проект!
…«Только не хвали!» — строго предупреждает меня Клера Александровна, когда я собираюсь уходить.
Не буду, Клера Александровна, просто напишу о теплом снеге у крыльца вашего дома и о том, как несколько дней после нашей встречи в моей голове вертелась эта песенка «Поднялся рассвет над крышей, человек из дома вышел…»

 

Е. Фролова

  • DOMN1
  • DOMN2
  • DOMN3
Понравился материал? Поделись с друзьями!