Смотрю на тебя – и не вижу морщинок…

Эта супружеская пара хорошо известна в Кольчугине – во многом, конечно, благодаря главе семьи – Александру Кузьмичу Одинцову. Его заслуги в педагогической, общественной и политической деятельности знают и помнят несколько поколений кольчугинцев. Но сегодня мне бы хотелось посвятить свой материал не менее значимой и уже общей заслуге Одинцовых – 60-летию семейной жизни. Тем более, что свадьбу свою Александр Кузьмич и Таисия Михайловна сыграли 21 июля 1958 года – в день Казанской иконы Божией Матери. К тому же в эти выходные мы будем отмечать замечательный праздник – День семьи, любви и верности. В поисках секрета такой долгой любви и верности я отправилась к Одинцовым ранним июльским утром.

Понимать друг друга молча
…В интерьер зала их трехкомнатной квартиры отлично вписываются три трехлитровые банки с клубничным компотом – закаты только что, клубнички – одна к одной – набираются сладости от сиропа, а ему отдают свой неповторимый аромат. Потом, морозной зимой, откроют Одинцовы этот компот, когда в гости приедут дети или внуки, и будут пить душистый напиток, вобравший в себя июльское солнце и ягодный вкус…
И рождается, глядя на эти банки, у меня ощущение, что прожить долгую жизнь в любви и верности – все равно что сохранить до холодной зимы ароматную клубнику. Сохранить, не дать закиснуть, сберечь сладость, несмотря на то, что и соли в этом компоте, наверняка, немало…
«Проходите, располагайтесь», — Александр Кузьмич приглашает меня в комнату, которая как будто бы создана для общения: два дивана стоят напротив, на стене – множество портретов: родственники по линии и жены, и мужа, дети и внуки Одинцовых. Рассказываю, о чем бы мне хотелось поговорить с Александром Кузьмичом и Таисией Михайловной. Они смеются: «Да мы сейчас мало говорим, порой жестов хватает. Понимаем друг друга молча…» Александра Кузьмича в последнее время немного подводит слух, вот и приходится Таисии Михайловне порой просто жестом звать мужа – например, на кухню покушать. Впрочем, сидя рядышком с женой, Александр Кузьмич прекрасно слышит каждое ее слово, а когда говорит сам, бережно касается руки или плеча супруги. А мне остается только любоваться на эту красивую пару и задавать свои вопросы.

В ЗАГС на велосипеде
Окончив Ивановское педагогическое училище, Таисия Михайловна приехала работать учителем в село Скомово Гаврилово-Посадского района Ивановской области – сразу после зимних каникул. Постоянного места работы тогда ей не предложили – попросили поработать до конца учебного года. Первая встреча произошла в клубе, на танцах, куда молоденькая учительница пришла вместе с деревенскими девчатами — Александр Кузьмич сначала играл для молодежи на гармошке, а потом, когда включили радиолу, сразу пригласил Таисию Михайловну. Потом пошел провожать…
«Наверное, на небесах на нас посмотрели – мужик ничего, женщина тоже хорошая, вот ее к нам и направили, чтобы мы с ней встретились», — свою версию встречи излагает Александр Кузьмич. Но, кстати, когда положил он глаз на молоденькую учительницу, на Божью помощь не шибко надеялся, самолично дал понять своим друзьям, мол, на учительницу не засматривайтесь, вам до нее всем далеко, она – моя…
И потому, едва прошло несколько месяцев Александр Кузьмич, сначала, как положено, съездил в Суздальский район, познакомился с родителями Таисии Михайловны, а накануне 21 июля накачал как следует шины на велосипеде и заехал за возлюбленной на квартиру, где она жила, задав один вопрос: «Таисия Михайловна, паспорт при тебе?». Получив положительный ответ, посадил будущую супругу на раму и повез в Бережок в сельсовет.

Первые трудности
Оба новоиспеченных супруга вышли из многодетных семей, а значит, были приучены к труду и не боялись бытовых трудностей. Первые полтора года молодые жили с родителями Александра Кузьмича. Так получилось, что Таисию Михайловну перевели работать в село Шельбово, которое было в десяти километрах от Скомова. Сельсовет снимал для учительницы там квартирку, а на выходной (он был у нее один) Таисия Михайловна ездила к мужу в Скомово. В погожую пору очень выручал велосипед – их семейный транспорт. Когда с мужем на велосипеде, а когда и одна (благо муж научил!)  Таисия Михайловна преодолевала немаленькое расстояние между селами. Ну, а зимой ходили пешком, а снег, бывало, был выше колен, так что по нему не идти, а почти что ползти приходилось. Слава Богу, все сложилось удачным образом: Таисию Михайловну вернули в Скомово, да еще и на постоянную работу. Да и еще и выделили квартиру при школе, как она говорит, «с кухонкой и перединкой». Молодые супруги сделали там ремонт и зажили в своем углу. Там же скоро появился их первый сын Андрей. И все бы продолжалось своим чередом, если б Александр Кузьмич однажды не решил учиться. Очно. В далеком Харькове.

Внутренняя потребность учиться
Вообще-то, он сдал успешно экзамен в Ивановский сельхозинститут, настроился там учиться. А в Харьковском индустриально-педагогическом техникуме работал родной брат Борис Кузьмич. Он-то и пригласил брата учиться к ним в техникум: учиться там было не как в институте, а всего три года, к тому же брат посоветовал Александру Кузьмичу проситься сразу на второй курс – как никак, он ведь успешно сдал экзамены в институт.
Александр Кузьмич подробно рассказывает мне, как приехал в Харьков, как сдавал экзамены за 1 курс, как начал учиться и сразу стал лучшим из 142 студентов, как получил диплом с отличием. А Таисия Михайловна сидит рядышком на диване и внимательно слушает рассказ мужа. Потом Александр Кузьмич также подробно рассказывает, как вернулся и был принят в Бавленское училище преподавателем, как сразу стал заместителем директора по учебно-воспитательной работе, а потом и директором…
И вместо того, чтобы выразить восхищение образовательным и педагогическим талантами Александра Кузьмича, я невольно задаю Таисии Михайловне вопрос: «Как вы его отпустили? Молодого, умного, красивого, в чужой город, оставшись с маленьким ребенком на руках…»
«Взвесила все. Думаю – у меня образование, а у него образования высшего нет. Надо что-то делать, — говорит она. — Конечно, переживала, а отправляла его – всю дорогу ревела… А народ – деревня есть деревня: ой, отпустила, теперь что там будет, он там найдет… Прихожу в магазин, слышу – шепчутся… Меня такое зло взяло. Говорю: а что вы за меня переживаете? Ну бросит, а вам какое дело? Что вы ко мне пристали? И все прекратилось…»
На самом деле Таисия Михайловна, отпустив мужа учиться, совершила большой поступок. Ведь вся дальнейшая карьера Александра Кузьмича Одинцова, вероятно, сложилась именно благодаря такому повороту судьбы.
«Я об этом часто думаю, — вдруг добавляет Александр Кузьмич, — и конечно, меня можно было и поругать за что-то, но она все переносила в себе… И поэтому любая невзгода проходила мимо нас. Стороной. А потом ведь это была внутренняя потребность учиться – не то, что куда-то там уехать от семьи… У всех моих братьев была тяга к познаниям, все были на хороших должностях, пользовались авторитетом…»

Доверие
Мы часто слышим, что без взаимного доверия семью не сохранить. И вроде бы слова эти просты и понятны. Но следовать этому правилу – большой и серьезный труд. В случае с отъездом на учебу Александра Кузьмича была и вторая сторона медали: в селе осталась молодая жена, пусть и с ребенком на руках, но кто знает, может быть, и нашлись бы желающие воспользоваться моментом, учитывая, какой высокий статус имела сельская учительница. А злые языки, наверняка, только и ждали, чтобы улучить женщину в пикантной ситуации, а порой и приписать то, чего не было.
Но незримой защитой на страже семьи стояло именно это взаимное доверие.
…Звонит телефон, и Таисия Михайловна идет отвечать. А я пользуюсь этой ситуацией и задаю Александру Кузьмичу откровенный вопрос: «Вы всегда работали на высоких должностях, были интересным мужчиной, желанным для многих женщин… Наверняка, кто-то из них и предпринимал попытку кинуться вам на шею?..» Александр Кузьмич не отрицает, что был интересен для женского пола и что не запретишь глазам смотреть, а мыслям лезть в голову. Но он твердо признается, что грани никогда не переступал. Всю жизнь хранил верность своей супруге. И как-то, лет пять назад, даже признался ей: «Тая,  сущий лопух у тебя Шурка в этом вопросе…» И больше к этой теме они никогда не возвращались. А я лишь добавлю, что далеко не каждому мужчине при тех возможностях, которые были у Александра Кузьмича, удавалось оставаться таким лопухом. А еще скажу, что любая женщина была бы счастлива услышать от своего мужа такое признание…

Домашние дела
«Скажите, а домашние дела у вас сразу как-то были распределены?» — интересуюсь я уже у обоих супургов. Для многих семейных пар это тоже порой становится проблемой, и молодые супруги начинают считаться – кто сколько делает, кто больше, кто меньше…
«Дело в том, что даже не было разговоров: ты делай то, а я делаю то, — рассказывает Александр Кузьмич. Мои мужские дела – приколотить, согнуть, подпилить. А у нее – сварить, приготовить на зиму заготовки, варенье… Она есть не будет:  я привожу – она всю ночь перерабатывает. И у нас всегда заготовок на две-три семьи. И если я приходил на кухню, предлагая помочь, она говорила: уходи, это не мужская работа…»
«На самом деле так?» — переспрашивают Таисию Михайловну. Она кивает и улыбается: «Мне кажется, у них и руки-то не такие, и сделают все не так…»
«А считается, что мужчины лучше женщин готовят…» — не унимаюсь я. И тут уж Таисия Михайловна и вовсе смеется: выясняется, что готовка – это, мягко говоря, не конек Александра Кузьмича. Очень по-доброму она рассказывает о всех кулинарных фиаско супруга, мы вместе хохочем, а он с удовольствием слушает и тоже улыбается.
Особо хороша история с печенкой. Таисия Михайловна попросила мужа пожарить печенки (а тогда с продуктами было трудно), сама она работала до восьми библиотекарем в училище, а муж был директором и в тот день закончил работу пораньше. «Когда я вошла в подъезд, возвращаясь с работы, сразу почувствовала – горелым пахнет, — вспоминает Таисия Михайловна. — Думаю: наверное, у него сгорело. Захожу, а там в доме все в дыму. Я говорю: всю, что ли, сжег? А он: нет, в холодильнике еще сырая осталась. Я достала и пошла жарить…»
Комментирует эту историю и сам «повар»: «А этот горелый смрад – он ведь кверху поднимается. Я сначала сидел в комнате на диване перед телевизором. Смотрю – что такое? Какая-то тьма стала на телевизоре, экран видно все хуже и хуже… Я пониже нагнулся – лучше видно. Я на пол лег, ноги протянул и дальше смотрю. А смрад идет все ниже и ниже, у меня опять экран все хуже и хуже показывает. И как раз жена входит. Ба! Ё-моё! А с кухни-то!..»
Сейчас они оба смеются, а я думаю, что вот такое отношение к подобным ситуациям тоже помогало и помогает супругам беречь хрупкое семейное счастье.

Смотрю на тебя – и не вижу морщинок…
«Неужели размолвок у вас совсем не было?» — не верится мне. «Да были, конечно, — отвечает Алесандр Кузьмич, — но никогда не ругались, не кричали, я никогда не называл ее дурочкой или дурой. Мы молчком ходили. Сутки или двое».
Таисия Михайловна подтверждает: да, обижались, но никогда друг друга не обзывали, а дети – сыновья Андрей и Алексей – никогда даже не замечали этих родительских обид. «Они никогда не называли нас мать и отец, только – мама и папа. Звонят на неделе по три раза», — делится Александр Кузьмич. Кстати, сыновья у Одинцовых просто замечательные, такие же добрые, умные и мудрые, как родители. Подарили им троих внуков и правнучку.  Живут они далеко, но при каждом удобном случае стараются приехать. А двое внуков – Лена и Лёня – вообще жили с бабушкой и дедушкой подолгу, и те вспомнили молодость —  отдавали внукам все лучшее, что могли…
…Наш разговор подходит к концу, и Александр Кузьмич говорит как бы между прочим: «Знаете, вот раньше прихожу я с работы, а она куда-то ушла по делам или уехала, и я не могу один оставаться в квартире, для меня это как наказание. И до сих пор такое состояние у меня сохраняется…»
«И мы другой раз весь вечер не разговариваем, — добавляет Таисия Михайловна. — Он в своем кресле сидит, я – кроссворды гадаю или читаю. И молча все делаем. Но чувствуем – мы рядышком…»
…Не так давно оба супруга отметили свои 80-летние юбилеи, и поэтому отмечать 60-летие свадьбы не собираются. Но праздник-то – День иконы Казанской Божией Матери – они отметят. Лампадку зажгут. Они знают, что их брак оберегает и Сама Царица Небесная.
А еще фраза, которую сказал Александр Кузьмич своей супруге, когда она посетовала, что годы берут свое: «Я смотрю на тебя – и не вижу твоих морщинок…»

Понравился материал? Поделись с друзьями!