Счастье в руках

Обычный кабинет женской консультации. Здесь проводит прием психолог по доабортному консультированию женщин Наталья Владимировна Коркина.
Скромная, казенная обстановка. Никаких тебе мягких диванов, зеленой гаммы интерьера, приглушенного света или расслабляющей музыки. Все как-то по-больничному, из общего контекста выбиваются лишь две картонные иконы, стоящие на окне, да виднеющийся в углублении тумбочки резиновый эмбрион, соответствующий реальному размеру 12-недельного. Психолог Наталья Коркина говорит, что такого эмбриона она обычно дает в руки женщине – потрогать самой, отнести и показать мужу.

Именно здесь, в этом кабинете порой решается, чем закончится беременность женщины – неприятным воспоминанием от ощущений беззащитности крошечного резинового эмбриона в руках или рождением ребенка, способного подарить настоящее человеческое счастье.
…Наталья Владимировна по образованию — медицинский работник и педагог-психолог. Когда-то она пришла на работу в ЦРБ и спросила, нет ли вакансии психолога. На тот момент ей отказали: психолог не требуется, но медсестрой на прием взяли. А спустя какое-то время сами нашли: нужен психолог на доабортное консультирование женщин. Наталья Владимировна пошла с удовольствием, и с 2015 года ведет прием в женской консультации. Это ее работа – и не только потому, что позволяет образование. У нее — четверо детей, она как никто другой знает, что сказать женщине, которая сомневается: как рожать второго, если первый еще такой маленький… Впрочем, у решившихся на аборт женщин и других сомнений и фобий предостаточно. За три года работы Наталья Владимировна научилась классифицировать своих пациенток и находить для каждой — особые слова, а порой, и действия.

Отсутствие правовой защиты

Конечно, материальные и бытовые трудности, как правило, стоят на первом месте: женщины боятся потерять работу, не знают, как будут жить на пособие. Многие по первой беременности столкнулись с обманом и жестким отношением работодателя, и не хотят повторения.
— Беременные женщины у нас законодательно защищены – не только от увольнения по инициативе работодателя, — говорит Наталья Владимировна. – Но сколько случаев, когда женщин в наших частных предприятиях оформляют на четверть ставки – очевидно, чтобы не уплачивать за них налоги. Поэтому при выходе в декрет такая женщина будет получать копейки. Также на некоторых предприятиях существует задержка с получением декретных и пособий по уходу за ребенком. Еще одна проблема – сложность с трудоустройством беременной женщины. Это встречается сплошь и кряду, но мало кто знает, что за необоснованный отказ в приеме на работу беременной женщины или женщины, имеющей детей в возрасте до 3 лет, наказывается штрафом до 200 тысяч рублей или обязательными работами до 360 часов (ст. 145 Трудового Кодекса). А работающим женщинам, имеющим детей в возрасте до 1,5 лет, предоставляется помимо перерыва на обед, дополнительные перерывы для кормления детей – не реже, чем каждые 3 часа и не менее, чем 30 минут каждый. Кроме того, СанПИН 2.2.0.555-96 «2.2. Гигиена труда. Гигиенические требования к условиям труда женщин…» закреплены дополнительные требования к организации рабочего процесса беременных женщин. Для них должны оборудоваться стационарные места для возможности выполнения трудовых операций в свободном режиме и позе, допускающей перемену положения по желанию.
Наталья Владимировна улыбается, мол, приходится немного быть и юристом, потому что зачастую вопросы выходят в юридическую плоскость. Ну, а подробные консультации женщинам готовы предоставить юристы, с которыми сотрудничает Дом добра (Иван Снегирев), и клуб многодетных семей «Домашний очаг» (Наталья Лазарева).

Отношение мужчин

Часто на консультациях приходится разбирать и отношения с мужем: порой сама женщина не знает, как ее муж относится к аборту.
— Есть часть мужчин, которые относят к аборту, используя знания, полученные в школе: при оплодотворении, из сперматозоида с яйцеклеткой образуется зигота. И женщина просто пошла удалять зиготу – так, как, например, зуб у стоматолога, — говорит Наталья Владимировна. – Этой части мужчин, таким образом, все равно. А часть мужчин, наоборот, открывают интернет, набирают «аборт», читают и говорят своей жене: «Ты что??? Там уже человечек, с маленькими ручками и ножками… Куда ты собралась?» Такие мужчины, порой, приходят к нам вместе с женами, и именно мужчины бывают против аборта.
Но когда женщина, учитывая мнение мужа, все же делает аборт, потом, много лет спустя, муж может упрекнуть ее в этом и даже уйти из семьи к женщине, которая готова будет родить ему ребенка. Если женщина совершила ошибку и отказалась от роли матери (по факту – и от роли жены), то и муж постепенно отказывается от роли главы семьи, добытчика, отца. Мужчина непосредственно участвует в зарождении жизни, но часто бывает не в курсе беременности подруги, жены. От него скрывают правду, совершая ошибку! Отношения при этом, как показывает практика, ухудшаются и, скорее всего, распадутся.

Отношения вне брака

Это глобальная социальная проблема. Психологически мужчина и женщина в таких отношениях чувствуют себя свободными. То есть если что, женщина может собрать вещи и уйти к более лучшему, на ее взгляд, мужчине, а не решать создавшиеся проблемы. В браке, где беременность открывает женщине новые перспективы, таланты и возможности – это радостная новость. А вот если это сожительство – это стресс, стах за будущее, стах остаться матерью-одиночкой. Хватит ли у женщины сил справиться с ситуацией, мы разбираем на консультации, ищем ресурсы, далее она думает – этот период называется «неделя тишины» (с момента обращения по поводу прерывания беременности до аборта должна пройти неделя).
По словам Натальи Владимировны, она, конечно же, в каждом отдельном случае оценивает ресурсное состояние женщины. Ведь одно дело – психологически надавить, чтобы она согласилась рожать, но другое дело – что она потом делать будет? Поэтому каждую ситуацию приходится разбирать отдельно, чтобы найти какие-то ресурсы. Например, оказывается, что у беременной есть сестра, которая поможет посидеть с ребенком. Или выясняется, что на бирже женщинам, находящимся в декретном отпуске, могут помочь с получением профессии. А в соцзащите для нее будет помощь в виде льгот, пособий и спецпрограмм. Или можно оформить отпуск по уходу за ребенком на бабушку, чтобы мама продолжила работать. А для кого-то рождение ребенка – стимул сделать дома долгожданный ремонт, обклеить комнату розовенькими обоями и отдохнуть от тяжелой рутинной работы. Для кого-то сам ребенок — ресурс…

Школьницы

Есть и такие случаи – девочка забеременела, будучи учащийся школы. Такие девочки приходят на прием к Наталье Владимировне с мамами. Они все прервали беременность. Наталья Владимировна говорит о том, что такие аборты очень серьезно нарушают материнскую сферу девочки. Она ведь уже и не девочка, она, по сути, уже женщина, ее организм готов к материнству… «На что рассчитывают родители, если разрешают девочке жить с мальчиком, если они работают сутками, а ее оставляют дома одну… Надо же и нести ответственность за это! И в результате эти девочки плачут, потому что они и рады бы родить, но мама не разрешает. По факту родители несут ответственность только за девочек до 16 лет, а потом девочка должна принимать решение сама: расписаться ли со своим избранником, родить…»
У девушки, получающей среднее специальное и высшее образование, решившей родить в период обучения, возникает право перехода с платного обучения на бесплатное.

Газлайтинг

Этим словом психологи обозначают форму психологического и эмоционального давления, главная задача которого — заставить человека сомневаться в адекватности своего восприятия окружающей действительности. Например, приходит на консультацию женщина и передает слова своего мужчины, мол, зачем нам этот «ушлепок и спиногрыз» и вообще, что ты будешь с ним делать?
— А я смотрю на такую девушку: она красивая, скромная, будет хорошей мамой, и понимаю, что просто сожитель эмоционально ее задавил. И мы начинаем с ней разбирать эту схему психологического давления, — делится профессиональными секретами Наталья Владимировна. — Объясняю, что это такое и как с этим бороться. Рисую схему. Порой такое давление оказывается даже с избиением. Но я помогаю справляться с этой ситуацией, существуют кризисные центры помощи женщинам, подвергающимся газлайтингу ((499) 977-20-10, понедельник-суббота с 9.00 до 20.00).

Самые тяжелые случаи

— Всех тяжелее работать с девочками из детского дома, — признается Наталья Владимировна. – У них нет абсолютно никакого представления о процессе воспитания ребенка, они не умеют играть с детьми, порой свой собственный ребенок – это первый младенец, которого они увидели.
Если такие девочки соглашаются оставить ребенка, то, как правило, помощь и консультации продолжаются всю беременность, а то и после. И здесь Наталье помогают ее коллеги из Клуба многодетных семей «Домашний очаг», в котором она состоит, и ее соратники из Дома добра. Некоторым девочкам приходиться собирать все вплоть до пеленок, распашонок и комплектов постельного белья – зачастую такие девочки живут в малосемейках, где бытовые условия заставляют. Таким молодым мамочкам помогают Иван и Катя из Дома добра. Помогали и другие благотворительные центры, причем, до появления Дома добра, Наталья Владимировна сама ездила в эти центры и привозила баулы вещей для малоимущих кольчугинских мамочек.

Есть еще и такая организация, как «Мамин домик». Она находится в Киржаче, туда берут тех девочек, кому очень тяжело. Там, кстати, даже можно получить образование «кондитер». Но не все беременные девочки выдерживают требования, которые существуют в «Мамином домике»: не курить, не пить, не водить мальчиков, делать уборку в комнате, готовить (продукты есть в необходимом количестве – спасибо благотворительным Фондам продовольствия). Девочки социально дезадаптированы, они  возвращаются в свою реальность, где их ждут алкоголезависимые родственники и, казалось бы, безнадега. В таких случаях сам ребенок становится ресурсом, и ради него мама старается измениться в лучшую сторону.

Муж другой национальности

Еще одна сегодняшняя реальность – связи с мужчинами других национальностей, которые приезжают в Кольчугино. Русские девочки беременеют от этих мужчин, но их пугает перспектива жить в семье мужа по совсем иным, нежели наши традиционные, устоям: жить с мамой мужа, заботиться о ней и слушаться ее, не посещать развлекательные мероприятия без мужа и так далее. Не все готовы эти требования выполнять.
Часто против отношений бывают родственники с обеих сторон, особенно, со стороны мужа. Нежелание одного из партнеров включиться в новую культуру, уважать традиции, религию приводит союз к краху. Межнациональный брак это еще и межрелигиозный брак, зачастую это тоже сложная ситуация, и желательно во всем этом разобраться до начала совместной жизни.

А если запретить?

«Как вы думаете, если аборты вывести из системы ОМС (об этом сейчас много говорят), их количество снизится?» — спрашиваю у моей собеседницы.
— Некоторые женщины приходят и говорят: «У нас аборты разрешены, значит, я имею право!» Знаете, сейчас в Москве без рецепта продаются лекарственные препараты для прерывания беременности. По факту это криминальный аборт. У нас такие препараты купить нельзя. Ко мне приходила одна девушка – она перепутала срок, купила такой препарат в Москве, приняла его, и у нее в тазик вывалился ее ребенок возрастом примерно 8 недель. Она рассмотрела его – и ручки были, и ножки… И она его спустила в унитаз. Эта пациентка была у меня как раз на первом году моей работы. Когда я услышала эту историю, у меня был просто шок…У той девушки был уже пятый аборт, видимо, ее уже очень трудно изменить, а есть женщины, на счету которых по 14-15 абортов! Во Владимире есть «рекордсмен» — женщина, сделавшая 27 абортов. Причем, она работает воспитателем в детском саду. Там уже нет ни психического, ни физического здоровья».
Когда Наталья Владимировна только-только пришла работать психологом в женскую консультацию, она связалась с Общероссийским общественным движением «За жизнь!». И сегодня вместе с другими многодетными мамами проводит анкетирование людей. Такое анкетирование проходило на площади Ленина, в центре города, в Горгазе, пожарной охране… Очень интересно, что на вопрос «Как вы считаете, с какого момента начинается жизнь человека?» пока еще не все отвечают «С момента зачатия», выбирают вариант – «С момента рождения». Но в то же время на вопрос, согласны ли они с выражением «аборт – это убийство», абсолютное большинство ответило положительно.

Резюме

«Вы видите своих пациенток на улице? Как они на вас реагируют?» — спрашиваю у Натальи Владимировны.
— Часть здоровается, улыбается – видно, что довольны. Это те, кто сохранил беременность! Вообще, по мере общения с такими пациентками, видно, как меняется отношение к абортам не только у них, но и у их окружения. И, исходя из того, как женщины относятся к ценности жизни, меняется и мое отношение к ним. То есть сама профессия меня тоже меняет (улыбается). На консультации с женщинами мы разбираем психологические и духовные аспекты прерывания беременности. Вследствии аборта ведь может быть посттравматическое стрессовое расстройство – ПАС (постабортный синдром). Все, кто приходят на консультацию, полностью осведомлены обо всех последствиях. Тем не менее, большая часть прерывает беременность: «Кто хочет, ищет возможности, кто не хочет – ищет причины».

Понравился материал? Поделись с друзьями!