Почему подросток становится трудным?

На майском заседании Общественного Совета при ОМВД России по Кольчугинскому району член Общественного Совета – протоиерей Свято-Покровского храма села Давыдовское отец Владимир высказал предложение о том, чтобы организовать экскурсию трудных подростков в Изолятор временного содержания. Предложение сразу начали бурно обсуждать, представители руководства ОМВД пообещали, что это предложение будет рассмотрено, и возможно, такая экскурсия состоится.

В беседе с отцом Владимиром мы продолжаем тему профилактики подростковой преступности.

— Скажите, в Вашей практике уже были подобные экскурсии?

— Я знаю о таком мероприятии, правда, лично не присутствовал, но знаю о нем со слов одного знакомого человека – сотрудника следственного изолятора. В классе, где учился его сын, начали происходить отклонения в поведении среди учеников. После согласования с учреждением состоялась экскурсия, перед которой была проведена беседа о том, что происходит с теми, кто совершил преступление. Конечно, детям рассказывали о том, что происходит со взрослыми преступниками, но каждый из подростков, конечно, проецировал это на себя. Но самые яркие впечатления дети получили, когда вживую увидели те самые камеры, о которых им рассказывали. Им специально дали возможность испытать то чувство, когда за ними захлопывается тяжелая железная дверь, клацает замок, и они попали в полную изоляцию от внешнего мира. И ничего с этим сделать не могли. Мой знакомый рассказал, что специально была подстроена ситуация, когда, якобы, «забыли» ключи от камеры, и подростки какое-то время в ней оставались. Конечно, потом ключи «нашлись», но, судя по словам подростков, где-то внутри у них в тот момент очень сильно екнуло. Они понимали, что их отпустят, но сама ситуация наложила большой отпечаток на внутреннее состояние ребят.

— Правозащитники не могут усмотреть в этом вторжение в психику ребенка?

— На мой взгляд, ничего здесь предосудительного нет. Это профилактический метод, который вразумляет, что за нарушение общепринятых норм следует такое-то наказание. Это сейчас с вами бьются родители и не могут вас по-настоящему наказать. И тогда вас государство накажет. Вы не думайте, что это так просто сойдет с рук. Тюрьма наполняется, к сожалению. И романтики там очень мало. Это только отмороженные люди этим кичатся, на какой-то гордыне выезжают, а в принципе, ничего хорошего в этом нет. Попадая в тюрьму, человеку потом очень сложно встать на ноги. И на работу не берут, и компании затягивают, и человек вновь попадает в тюрьму вместо того, чтобы жить нормально.

— Очень надеюсь, что Ваше предложение будет рассмотрено положительно, мы обязательно напишем в газете о такой экскурсии. Скажите, отец Владимир, что еще могут предпринять члены Общественного Совета для профилактики подростковой преступности?

— Мы вполне можем присутствовать в комиссия по делам несовершеннолетних, чтобы посмотреть на эту дерзкую молодежь, задать какие-то свои вопросы… Что касается традиционных мероприятий, в которых мы принимаем участие, то это встречи с учащимися школы – такие встречи регулярно проводим и я, и председатель Общественного Совета Андрей Михайлович Рябов. Может быть, мы не часто рассказываем об этом в печати, но такие встречи проходят на постоянной основе, особенно, перед датами, связанными с историческими событиями. Вместе с нами на такие встречи приходят и воины-интернационалисты, которые рассказывают об участии в боевых действиях, о выполнении интернационального долга.

— Безусловно, важно, чтобы перед глазами подростков в сложный переходный период были положительные примеры, потому что с родителями, как правило, им найти общий язык не удается…

— И этим пользуются преступные элементы, вербующие в свои группировки молодежь, которой нужно дать выход адреналину. А почему бы эту энергию не пустить в мирное русло: в занятия спортом, в какие-то хорошие дела и так далее?

— К сожалению, бывает так, что родители, чьи дети внешне выглядят вроде бы успешными и адекватными, однажды узнают, что их сын в соцсетях размещает экстремистские высказывания, размещает неоднозначные видеоролики, демонстрирует оружие и так далее… Как Вы думаете, что не хватает таким подросткам?

— Всего им хватает. Можно сказать, все даже в избытке, и первое – это интернет, игры – «стрелялки-убивалки». Стремление стать лидером, человеконенавистничество – надо же это куда-то вылить, проявить себя! И это отсутствие христианских ценностей – ну что сделаешь? Между прочим, среди моджахедов есть и русские, принявшие экстремистский ислам, причем, человек, перешедший из одной религиозной концессии в другую, становится гораздо более активным членом этой церкви, чем те, кто находятся в ней по рождению. И русские моджахеды отличаются особой жестокостью.

— Ну, понятно, что эта жестокость продиктована какими-то убеждениями, а откуда такое жестокосердие в подростках? Помните резонансный случай в нашем городе изнасилования и убийства женщины группой подростков?

— Если постоянно смотреть в интернете жестокие картинки, ролики и так далее, психика подростка ломается. У взрослых людей, прошедших войну, она надолго оказывалась надломленной, а что взять с детей?

— Но не каждый подросток начнет поглощать подобную информацию, согласитесь. Значит, все-таки многое, если не все, зависит от семьи, где он растет? Может быть, это родители, которые постоянно работают в другом городе и приезжают на короткое время, может быть, это родители, которые считают, что главное – обуть, одеть, накормить ребенка, нанять ему репетиторов, купить хороший телефон и так далее?

— Несомненно. Абсолютное безразличие со стороны родителей к ребенку толкает его на улицу, и улица засасывает. Если отец устранился в семье, как мужчина, пьет, не бывает дома, а мать загнана работой и проблемами, либо если оба пьют, то ребенок видит и жестокость, и безразличие, и становится на путь преступления.

— Но есть случаи, когда ребенок протестует и на чрезмерный контроль родителей…

— Да, бывает, что родители давят своим авторитетом, и подросток взбрыкивает. Все дело в том, что у него не было самостоятельности. Все для него – а отдачи нет. Он не получил наслаждения от того, что он сделал доброе дело. Все ему должны! В рот ему смотрят: туда не ходи, сюда не ходи. Заковали! И он говорит: все, я сам – как хочу,  так и живу, отстаньте от меня, вы мне надоели! Я женщин всегда предупреждаю, которые говорят «мы родились», «мы пошли в детский сад», «мы пошли в школу», «мы поступили в институт», «мы женились», «мы родили», «мы пенсию получили»… Мы, мы, мы, мы… И психологически над ним это «мы» висит всю жизнь. «А куда ты пошел? А что ты желаешь?» — «Да какое тебе дело? Да мало ли куда? У меня есть свои планы, я самостоятельный человек! Ты мне доверяешь или не доверяешь?» Его же не научили отдавать добро, платить добром. У него по дому нет никаких обязанностей, он ничего не делает…  Я помню, как меня первый раз самого заставляли. Ребята на санках катаются, а отец мне: пойдем дрова пилить. Мне хотелось к ребятам, но я понимал, что если уйду, мне мало не покажется. Через это надо пройти. Любой труд надо сначала себя заставить сделать. А если не будешь себя заставлять – ничего и не получится.

— Наверное, надо говорить о том, что, если с детства приучать ребенка к труду, он точно вырастет нормальным. Труд еще никого не испортил. А нам все время жалко детей – ой, столько в школе задают, ой, он устал, плохо себя чувствует, витаминов не хватает…

— Конечно! Когда ребенок трудится, он получает удовлетворение от того, что он произвел. А здесь он не знает, куда себя деть. Учи, учи!.. А для чего учить-то, когда все и так есть?

— Мы с Вами сегодня, наверное, не случайно сконцентрировались на семье, потому что все идет из семьи. Я не устаю защищать школу, от которой порой требуют не только давать знания, но еще и подменять родителей в воспитании детей. Пусть родители на себя посмотрят: как они говорят, что они говорят, ругаются ли они матом, пьют или курят, как относятся друг к другу, много ли трудятся?

— А порой родители еще и преподают своему ребенку ложь: требуют от него быть хорошим, а сами не смотрят на себя. И особенно страшно, если все это происходит в период, когда ребенку с 14 до 18 лет. Это стадный период, когда подростки выходят из семьи и должны себя каким-то образом проявить. Таким подросткам я обычно говорю, что искать острых ощущений, нарушать правила – это не круто. Ты попробуй заставить себя это не делать. Вот это круто! Взбрыкнуть перед родителями – это не круто, и толку никакого. А ты попробуй подчиниться, сломать свою гордыню! То есть круто — наоборот! Посмотри на Христа, который подчинился, вплоть до Креста, подчинился, когда над ним издевались, он никого не ударил, никому слова грубого не сказал, потому что освобождал нас от греха. А ты родителям не подчиняешься, где нужно, — значит, Бога не любишь. Ты не должен подчиняться хулигану, отморозку – вот там ты и должен противостоять. И понимать, почему то или иное нарушение делать нельзя. Кто-то должен объяснить, почему нельзя и чем это закончится. Ведь многие дети в ответ на запрет что-то сделать, сразу идут и это делают.

— Мы сегодня говорили о семье, школе, улице..  Но выбор все равно остается за подростком. И в обществе с перекошенной системой ценностей ему ориентироваться все сложнее и сложнее…

— В нас вдалбливают культурные и православные ценности, но если они не опираются на истину, то они не привлекают человека, и он не будет сопротивляться другому порядку. Большинство людей живет по желаниям, возникшим внутри. Человеческий мозг – это пылесос, который все присваивает себе. И надо сесть вечером и разобраться, как в компьютере: это оставить, а это удалить. Поэтому и покаяние возникает: ой, я не туда наступил, я испачкался, мне нужно очиститься, Господи, помоги. А если не очищаться, то оно все глубже и глубже в тебя заходит, а потом – взрыв! Ты уже не можешь сопротивляться и совершаешь преступление. Вот и все.

Понравился материал? Поделись с друзьями!