Куда мы катимся?


С 2015 года на территории города Кольчугино произошло 10 преступлений с участием педофилов. Сразу оговоримся: речь идет не о серийных маньяках, а, в основном, о педофилах-отчимах, педофилах-сожителях, жертвами которых становились девочки, самой младшей из которых 5 лет. Последний случай, выявленный совсем недавно, стал сигналом: с этим надо что-то делать. Бить во все колокола, разбираться с причинами, говорить со взрослыми, говорить с детьми… Заместитель главы администрации района по социальным вопросам Е.А. Семенова, возглавляющая Комиссию по делам несовершеннолетних, инициировала встречу с представителями СМИ, чтобы рассказать о работе Комиссии и через газеты призвать кольчугинцев задуматься: а почему все это происходит с нашими детьми, здесь и сейчас, возможно, прямо за стеной у кого-то из нас?

Помогает ли профилактика?

Меньше всего замглавы, да и мы, газетчики, хотим запугать кольчугинцев или дать повод к досужим сплетням: а кто это, а с кем это?.. Впрочем, подобная статистика, действительно может напугать. А самое страшное, что независимо от нашего отношения к педофилии как страшному, мерзкому преступлению, это все равно случается в нашем городе и с нашими детьми. При этом в данном случае вряд ли можно уповать на меры профилактики, которые вообще как-то плохо работают в нашем обществе: дети выпадают из окон, грибники теряются в лесу, а доверчивые старики отдают мошенникам накопленные в чулках деньги. При этом всевозможные памятки постоянно размещаются в СМИ, интернет-ресурсах, расклеиваются на подъездах жилых домов.

«За три года, пока я работаю на этой должности, мы наладили межведомственное взаимодействие между всеми системами профилактики. В комиссию по делам несовершеннолетних у нас входит 12 систем, — говорит Елена Анатольевна. — Мы не просто проводим заседания по протоколам, которые к нам поступают, мы проводим профилактическую работу, у нас работает экстренная группа реагирования. Динамика положительная в нашей работе прослеживается, но есть моменты, по которым мы пробуксовываем, например, по профилактике выпадения несовершеннолетних из окон. Где мы только ни проводили эту работу, с кем только ни разговаривали, размещали информацию в СМИ, но недавно был опять случай выпадения из окна – правда, это случилось в семье, которая приехала сюда в гости в поселок Раздолье».

Возвращаясь к теме педофилии, бесполезно говорить не то что о профилактике, но и о причинах, побуждающих людей совершать подобные преступления. «Этим занимаются следственные органы», — сказала замглавы и уточнила: мы, в свою очередь, разбирая каждый такой случай, можем с уверенностью сказать, на что надо обратить внимание, чтобы хотя бы заподозрить происходящее насилие над несовершеннолетними.

Посмотреть в глаза ребенку

Когда ребенок попадает в такую ситуацию, он долго не говорит об этом родителям. Эти действия могут совершаться годами. В последнем, недавно выявленном случае 12-летняя девочка терпела насилие со стороны маминого сожителя с октября 2018 года. На вопрос «почему», она ответила: «Я боялась, что обо мне плохо подумают в школе, что об этом узнает мама». Но она все-таки призналась в этом именно маме, потому что не могла больше терпеть, призналась: «Я устала». При этом мамин сожитель не стеснялся, что в однокомнатной квартире он совершал насилие над 12-летней девочкой в присутствии ее 5-летней сестры. Елена Анатольевна говорит, что всегда задает матерям малолетних жертв один и тот же вопрос: «Как вы не видите, как не замечаете?» Общеизвестно, что ребенок в таком случае становится замкнутым, но многие мамы это списывают на подростковый возраст. Не замечают мамы и того, что ребенок начинает отдаляться от общения с отчимом, старается как можно меньше участвовать в совместных прогулках, совестном отдыхе. К тому же, почти во всех случаях семьи, в которых происходит насилие, не отличаются достатком, и матери приходится работать сутками. А значит, ей просто некогда вглядываться в глаза дочери и замечать, что ее поведение изменилось. И она абсолютно не замечает, что дочь плачет по ночам и утром просыпается с опухшими глазами. Впрочем, в некоторых случаях матери, узнав о произошедшем, обвиняли во всем самих дочерей: «Ты меня лишила человека, который кормил нашу семью!». К сожалению, такие мамы своих детей зачастую считают обузой и отдают предпочтение сожителям.

Социальное явление

Елена Анатольевна говорит, что корни у этих преступлений социальные. Семьи разваливаются, в том числе и на фоне житейских неурядиц, связанных с отсутствием работы, нехваткой денег. Женщины с детьми находят сожителей, в случае, о котором было рассказано выше, это был уже третий «папа» для детей. Соседи не видят и не слышат – «глухонемые». «Мы живем в двадцать первом веке, и такое происходит – из-за нашего безразличия друг к другу, из-за развращения через телевидение… Даже внутри этой семьи для мамы было столько тревожных звоночков, но она не хотела их слышать!» — восклицает Елена Анатольевна и удивляется, почему маму не насторожило, что дочь постоянно спрашивала, работает ли сегодня отчим, и слыша положительный ответ, радовалась: «Слава Богу!»

Если продолжать тему удивления, то Е.А. Семенова отдельно остановилась и на самих педофилах. В основном, с 2017 года не было выявлено ни одного случая невменяемости среди этих мужчин. Здоровые, нормальные (если это слово можно к ним применить) мужики. Многие работающие, не убогие, что называется. Кто-то из них, как выяснилось, работали в такси. И это уже предостережение тем родителям, которые практикуют отправлять своих детей на такси одних и не трудятся записать номер, запомнить внешность водителя и затем перезвонить ребенку, чтобы узнать – доехал ли он на место.

К вопросу о воспитании

«Со всеми жертвами насилия работают психологи», — говорит Елена Анатольевна и признается, что порой психологическая помощь нужна и членам КДН – после общения с представителями этих семей. Даже это общение с журналистами не обошлось без мурашек по коже, дрожащего голоса и слез на глазах – настолько тяжела данная тема.

Детей, кстати, на заседания Комиссии по делам несовершеннолетних не вызывают. Стараются минимизировать вероятность какой-либо огласки, стараются отправить в санатории и детские лагеря.

«Если говорить не о жертвах насилия, а о детях, которые попадают к нам на комиссию, то они не организованы вообще, — рассказывает Елена Анатольевна. – Родители не знают, что им задано на лето, чем дети заняты весь день. Семья элементарно вместе не обедает, не проводит вместе время даже в выходные. Мы сегодня забываем основные истины и правила семейного воспитания. Мы не можем заставить ребенка убрать за собой кровать, помыть посуду, выкинуть мусор. И поэтому родители у детей не в авторитете. И поэтому повзрослевшие дети отказываются ходить в школу, помогать по дому, или делают это только тогда, когда родители сильно попросят или потребуют. Но ребенок должен делать это сам, за ним должны быть закреплены определенные обязанности». Впрочем, по словам Елены Анатольевны, плох и тотальный контроль со стороны родителей. Пережим пружины грозит тяжелыми последствиями для ребенка и рушит нормальные взаимоотношения внутри семьи.

Как быть?

Понятно, что для решения социальных проблем одного нашего желания не хватит – это проблемы всего нашего государства: безработица, низкие зарплаты, сложные графики работы… «Безусловно, мы не остаемся в стороне, когда видим семьи со сложной ситуацией: предлагаем одежду, продукты, обустраиваем быт. Помогаем устроить детей в круглосуточный садик», — рассказывает Елена Анатольевна. Хорошо, если удается поработать с родственниками. Например, родной папа 12-летней девочки, подвергшейся насилию, пока забрал ее жить к себе, в свою новую семью. Но не все папы такие. Один из тех, кто попал в число кольчугинских педофилов, совершал насилие над …родной дочерью. Семья давно была на контроле КДН, мама в ней была лишена родительских прав, и детей воспитывал папа. Но за два года он ни разу не пустил членов КДН домой. Лишь однажды открыл дверь и поговорил с представителями КДН на пороге. Никаких сигналов от соседей не поступало, все были уверены, что папа заботится о детях. А папа не просто насиловал свою дочь, а делал это с извращениями. Однажды ей удалось выбежать на лестничную площадку голенькой и закричать – только тогда это преступление открылось.

«Как сделать так, чтоб такие случаи не повторялись? – рассуждает Елена Анатольевна. – Контролировать детей, следить за их эмоциональным состоянием. Бабушкам —  контролировать семьи своих дочерей, в которых растут внуки и меняются «папы». А до детей и их родителей доводить информацию о том, где можно получить психологическую помощь. У нас сейчас работает психолог в Центральной библиотеке, который с несовершеннолетними работает бесплатно. Берите ребенка, идите туда, там вам обязательно помогут. У нас есть Комиссия по делам несовершеннолетних, и если мы узнаем, что нужна помощь, подключим наших психологов. Скоро в Кольчугине откроется филиал Центра социально-психологической помощи, который изначально хотели открыть в Юрьев-Польском, но мы убедили департамент образования открыть его у нас. Он будет находиться в здании общежития Кольчугинского колледжа. Там будут работать очень серьезные специалисты. Также у нас есть телефоны доверия, и мы хотим, в том числе через прессу, довести эти телефоны до кольчугинцев. К тому же Комиссия по делам несовершеннолетних инициировала, чтобы в первый учебный день года каждый ученик записал себе в дневник эти телефоны доверия».

Резюме

Все 10 педофилов на сегодня осуждены. Следственные органы провели большую работу по каждому случаю. Замглавы по социальным вопросам считает, что, несмотря на то, что случаи все разные, какое-то общее ядро есть у каждого. Кто может это проанализировать? Что подвигло мужчин, из которых никто не был признан невменяемым, на совершение таких действий? Холодный расчет? Уверенность в том, что это можно сделать без последствий? Убежденность, что это нормально? Способность найти себе оправдание, учитывая культ сексуальной раскрепощенности, гендерного равенства и ЛГБТ-свободы, распространение которых в европейских странах делает их сегодня похожими на Содом и Гоморру?..

А может быть, это ядро – в утрате семейных ценностей, в утрате роли матери, которая даже не хочет посмотреть в глаза своей дочери… Которая когда-то что-то недодала своему сыну, спустя много лет ставшему педофилом…

Телефоны Комиссии  по делам несовершеннолетних
2-57-08, 2-33-44,
8-919-00-888-54

Телефоны Социально-реабилитационного центра
2-38-33

Телефон доверия для детей, подростков и родителей
8-800-2000-122

Понравился материал? Поделись с друзьями!