Мой пост не велик

«Хотя я и согрешил, Спаситель, но знаю, что Ты человеколюбив;
наказываешь с состраданием и милуешь с любовью,
взираешь на плачущего и спешишь,
как Отец, призвать блудного»
(Великий покаянный канон А. Критского. Вторник, Песнь 1)

Православный пост – явление уникальное. Повсюду календари постных ограничений: настенные, отрывные, виртуальные… Но, по большому счёту, серьёзно их воспринимают редкие аскеты-подвижники. Сейчас эти календари нужны как указатели к недостижимому идеалу. Сомневаюсь, что кто-то, хотя бы из наших горожан, и впрямь воздерживался от еды в первые понедельник и вторник поста, что, однако, приписывается Уставом палестинского варианта: «Не прияхом бо творити преждеосвященныя, даже до среды, за еже поститися по преданию всему братству» (Лист 415, стр. 839). Покушали в среду? В четверг снова тормозим с трапезой: «В четверток же тоя седмицы трапезы не поставляем, но пребываем постящеся даже до пятка» (лист 423об, стр. 854).

Мда… С нашим пристрастим к своей зоне комфорта, нежеланием в чём-либо себя ограничивать и культом потребления исполнить подобно представляется как настоящее издевательство.
Естественно, эти правила писались монахами и для монахов. Для нас это равносильно, как если бы парень, нога которого не ступала в тренажёрный зал, однажды стал тренироваться по программе для признанных чемпионов. Тем суровым палестинским и египетским аскетам не была знакома современная жизнь с её ускоренным темпом, повседневной озлобленностью, искушениями Интернетом и всё тем же пресловутым комфортом. Считалось, что монаху, попавшему в мир, гораздо сложнее, чем в монастыре. Что уж тогда говорить о современных мирянах… Верующим людям остаётся надеяться, что все эти отягчающие обстоятельства станут ему в некое оправдание за «так себе великий пост».

Постимся постом неприятным

Часто можно слышать избитую фразу «Постимся постом приятным!» Звучит бодро, как тост. Жаль, что продолжение этой фразы помнят немногие. Полностью она звучит так: «Постимся постом приятным, благоугодным Господеви…» (Стих, в понедельник Великого поста). Далее перечисляется, в чём следовало бы себя блюсти и, при этом, ни слова о еде.
В современном удобном замалчивании проглядывается желание того, чтоб не только весело Масленицу отгулять, но и попоститься в кайф! Нет, пост должен быть неприятен грешной душе, тяжёл и суров. И это нормально! Пост, как наша жертва для Бога, должен быть угоден и приятен Ему, а не нам. В заботе о душе — ущемляется тело и нашему телу это не нравится! Если тебе неприятно поститься, то, можно считать, что ты верно себя ограничиваешь.

Пост для больных и убогих

Знаю товарища, который начал поститься, а у него на первой недели обнаружился гепатит А в острой форме. Вполне излечимо. Он на «радостях» стал выяснять то, как при этом нужно питаться, чтоб сделать себе послабления в пост или вовсе его отменить. Однако, диета при гепатите предполагает простое питание без животных жиров и запрет на алкоголь… Как раз то, что надо! С разочарованной улыбкой он продолжил поститься. Так что будем честны пред самими собой – не пост подтачивает здоровье. Немало смертей приходится на период во время и после новогодних праздников и 8 марта, но я ни об одном летальном исходе из-за поста не слышал (в нашем городе, в наши дни). Многим проще обожраться, чем перепоститься.

Суд без милости — не творящим милость (Иак.2:13)

Милость – есть проявление доброты к незаслуживающему её, будь то незнакомый нищий или знакомый обидчик. Множество простых христиан стали святыми и реально спаслись через добрые дела и простое проявление милости. Разумеется, если творение добрых дел актуально в будни и праздники, это не может быть исключением в постные дни.
Помимо собственного значения, милость ещё употребляется в смысле прощения. В христианском понимании для прощения есть время всегда. Кто не простил в Прощёное воскресенье или накопил обид за время поста (что странно должно быть), может проявить всепрощение ради Светлейшего праздника Пасхи при пении «…простим вся воскресением!» (стихиры Пасхи).

Ни хлебом единым…

Трапезные ограничения в пост – это самое меньшее, что мы можем сделать в рамках своего воздержания. Настоящий пост немыслим без духовной жизни, работой над собой и усилиями к самосовершенствованию, основанных на церковном участии. Именно это насыщает пост, одухотворяет его, выводя за рамки полезной диеты или программы для похудения. Как птица с одним крылом немощна, так и пост без молитвы – полдела. В приоритете – молитва церковная.
Не смею учить о духовной жизни, предоставлю слово блистательному Златоусту: «Во время четыредесятницы, обыкновенно, все спрашивают о том, сколько недель кто постился; и можно слышать от одних, что они постились две, от других, что – три, а от иных что – все недели. Но что пользы, когда мы проведем пост без добрых дел? Если скажет иной: постился всю четыредесятницу, – ты скажи: я имел врага и примирился, имел привычку злословить и оставил ее, имел привычку клясться и оставил эту дурную привычку. Для мореходцев нет никакой пользы в том, что они переплывут большое пространство моря, но полезно для них, когда приплывут с грузом и со многими товарами. И для нас нет никакой пользы от поста, когда мы проведем его просто, как-нибудь и суетно».
Жаль, что в эти великие дни мой пост не велик…

Понравился материал? Поделись с друзьями!