Лучше полюса может быть только полюс

Примерно один раз в 15 лет к нам в редакцию заглядывает полярник. В 2006 году это был Николай Васильевич Ведянин – замечательный человек с золотыми руками и добрым сердцем. Будучи простым трактористом в совхозе «Воронежский», Николай Васильевич мечтал попасть на Север, в 1992 году его мечта осуществилась, и он переехал в Хатангу вместе со своей семьей. И очень скоро ушел в свою первую экспедицию на Северный полюс, да так и остался полярником, прикипев к ледяному пупу Земли всем своим горячим сердцем. К сожалению, Николай Васильевич Ведянин скоропостижно ушел из жизни в 2016 году, не дожив сорок дней до 60-летия, но оставив о себе добрую память, замечательных детей и внуков.

Полярник Юнус Юсупов, который пришел к нам на днях, участвует в экспедициях на Южный полюс. И если с Николаем Ведяниным нас познакомил его сват — тренер, автор-исполнитель Вячеслав Васильевич Кочнев, то Юнуса в редакцию привел друг редакции, нарколог Владимир Геннадьевич Бузенков – с Юнусом они дружат с детства.
Юнус (а для друзей просто Юра) принес в редакцию не только вкусный шоколадный торт к чаю, но и большое количество просто потрясающих фотографий в телефоне, мы рассматривали их больше часа, по ним Юнус рассказывал о полюсе и о тех, кто работает на полярных станциях. Жаль, во времена Николая Ведянина не было возможности делать такие фотографии на телефоны, наверняка, в 2006 году мы смогли бы рассказать о его экспедициях более красочно. А сейчас, увидев снимки Юнуса, мы решили, что будет не справедливо поделиться с вами всего двумя-тремя из них и щедро отдали под этот материал разворот газеты. В цвете все это, конечно, смотрится более эффектно, в связи с чем этот материал будет размещен на нашем сайте – заходите, любуйтесь…

На Север попал случайно…

Юнус родился в Кольчугине, со своим другом детства Владимиром Бузенковым они жили на одной площадке и вместе ходили в шестую школу. Потом ребята разъехались по институтам – Юнус после армии поступил в Ярославль в Политехнический институт, а Владимир – в Ивановский мединститут. После окончания Политеха Юнус остался работать в Ярославле на моторном заводе. И так бы все и шло – в Ярославле Юнус прочно обосновался, появилась семья – если бы не один его товарищ по моторному заводу, который был в нескольких экспедициях на Севере. Как-то он пригласил Юнуса в Питер, мол, посмотрим город, погуляем. Юнус согласился – как раз был в отпуске. В Питере другу надо было заглянуть по делам в институт, и Юнус отправился с ним, мол, ты решай дела, а я пока рядом погуляю. «Сел я у входа на скамеечку, и тут выходит друг и говорит: «Зайди, с тобой хотят познакомиться…», — вспоминает он. И получилось так, что Юнус прямиком отправился к человеку, который как раз подбирал состав экспедиций на Южный полюс. Его попросили рассказать о себе, а потом предложили написать заявление на кандидата в экспедицию. «Я написал и, честно говоря, забыл про это. Приехал домой, и мне осенью звонят и говорят: «Когда приедете устраиваться на работу?» Я сначала не понял: «На какую работу? Я работаю». А мне напомнили – вы оставляли заявление, в экспедицию собрались. Я давай извиняться, попросил хотя бы недельку подумать», — смеется Юнус. Конечно, он подумал, с семьей посоветовался, вместе решили: ну один-то раз можно съездить посмотреть. «Вот так и попал», — резюмирует мой собеседник. Это был 2011 год. С тех пор Юнус был уже в четырех экспедициях.

Меня засосала опасная трясина…

— так, конечно, о полюсе не скажешь, потому что трясины там и в помине нет, кругом – льды и снега. Но то, что на полюсе опасно, и то, что он засасывает, нам рассказывал еще Николай Ведянин. Юнус попал на ведущую антарктическую станцию – «Прогресс». Расположена она на территории Холмов Ларсеманн на берегу залива Прюдс, близ озера Степпед. Юнус говорит, что эта станция считается столицей Южного полюса. С «Прогресса» совершаются санно-гусеничные походы на станцию «Восток», которая находится как раз на Южном геомагнитном полюсе, от «Прогресса» это 1400 километров. Туда идет доставка грузов, топлива. В свою очередь, эти грузы, впрочем, как и сами полярники, доставляются на «Прогресс» пароходом. Юрий описывает свою дорогу так: сначала от Питера пароходом через Германию, ЮАР (Кейптаун), а потом идет в Антарктиду. А с парохода до станции заброска осуществляется уже вертолетом. А на станцию «Восток», которая находится прямо на полюсе, доставка грузов идет уже со станции «Прогресс» — огромный тягач тянет большие сани, установленные на лыжи. 1400 километров экипаж тягача, состоящий из двух водителей, преодолевает за две недели. Представляете? Среди бесконечных снегов и льдов – две недели… «Наверное, это трудно психологически?» — спрашиваю я, и вместе мы рассуждаем, что у такого путешествия есть и плюсы: встречного транспорта – нет, гаишников – не встретишь…
Опасность этих мест заключается еще и в наличии трещин во льду. Антарктида – горная местность, и когда с гор сползают ледники, их сплошной покров ломается, образуются трещины глубиной до 300 метров. Ширина их бывает не менее опасная – туда легко может упасть техника. Как-то раз, рассказывает Югнус, в такую трещину провалился тягач. Водитель погиб.

Станция

Честно говоря, глядя на фотографии двухэтажного главного корпуса станции снаружи и внутри, как-то не верится, что это полярная станция: современное здание с просторными, благоустроенными помещениями… «Знаете, — признаюсь я, — в моем понимании полярная станция – это палатка, ну, или небольшой домик, над которым установлен российский флаг, а внутри установлена печка…» Юнус, конечно, улыбается на все это и многократно опровергает мою ассоциацию красивыми фотографиями: вот современная кухня, зал для приема пищи, вот коллектив станции празднует Новый год, праздничное блюдо – лобстеры, а Юнус – в роли Деда Мороза. Кстати, о коллективе, в него входят и ученые (метеорологи, магнитологи, гляциологи и т.д.), и технари (люди, обслуживающие ДЭС или технику), и обслуживающий персонал. На зимовках женщин, как правило, не бывает. Единственное – приезжали как-то раз женщины-гляциологи (это специалисты, которые изучают лед). На станции, как правило, имеются два врача: хирург и анестезиолог.

А для выращивания свежих овощей используется гидропоника, где почва заменена питательным раствором.
Что касается погодных условий, то на Южном полюсе, бывает, и двадцатиградусная жара – загорать можно. Поскольку станция расположена на побережье, столбик термометра не опускается здесь ниже 40, а вот на «Востоке» бывает и за 80!
Зимовка длится с ноября по март, в этом году пришлось возвратиться в июле – в связи со строительством на «Востоке» новой станции в этом году приходило два парохода, вместо одного – один в декабре, а второй – в марте. Пока разгружали, пришлось задержаться.

Соседи

Вообще, Антарктида, по сути, это ничейная территория, ее население – это живущие на полярных станциях люди. Недалеко от «Прогресса» находятся китайская станция «Чжуншань» и индийская станция «Бхарати». С соседями, по словам Юнуса, сложились очень дружественные отношения, полярники помогают друг другу, ходят в гости. Кстати, именно у индусов на станции есть молельная комната, в которой могут молиться представители разных религий (православная церковь есть только на станции «Беллинсгаузен». Случаются и совместные праздники, когда все коллективы станций собираются вместе, готовится вкусный ужин, даже повар «Прогресса» печет большой торт. По существующей традиции руководители станций его вместе разрезают и угощают друг друга. Бывают, и товарищеские волейбольные матчи – у китайцев на станции есть большой спортивный зал. Проводятся бильярдные соревнования. Два раза устраивали кросс между русскими, китайцами и индусами. Выиграли русские!
Такое соседство помогает полярникам и морально – как ни крути, а долгое пребывание в достаточно ограниченном пространстве, в сложных погодных условиях дает себя знать в том числе и психологическими проблемами. Например, на «Востоке», на самом полюсе, зимует всего 11-12 человек, станция находится подо льдом, люди ходят по катакомбам. И это очень тяжело…

Пингвины

Если символом Северного полюса является белый медведь, то на Южном, в Антарктиде, это, конечно же, пингвины. Юнус рассказывает, что с некоторого времени держать домашних животных на полярных станциях запрещено, но для полярников такими животными, хоть и не одомашненными, стали забавные пингвины. Здесь водятся два вида – Адели и императорские (Императоры, как называет их Юнус). Пингвины ведут себя порой как самые настоящие друзья. Юнус вспоминает, что однажды отвалился большой ледник, пошла большая ледяная «волна», и все пингвины прибежали к станции – переждать. На одной из фотографий пингвины идут ровным строем. «Прямо как будто соблюдают социальную дистанцию», — смеемся мы. И, кстати, спрашиваем Юнуса, как он воспринял свое возвращение в другой мир – коронавирусный? Он пожимает плечами, видимо, в июле это уже не так остро ощущается, как, например, в апреле. Но, видимо, что-то теперь точно изменится при сборах в очередную экспедицию, ведь допустить вирус на Южный полюс нельзя категорически.

Развлечения

Конечно, работа здесь стоит на первом месте, но и без развлечений и отдыха не обходится. Например, рыбалка — любимое занятие многих мужчин. «Порой и в лунку рыбачим, на полтора метра – метр восемьдесят крутим», — рассказывает Юнус. Ловятся здесь рыба-лиса, очень вкусная рыбка, которую полярники называют «ледяночка», попасться может и морская звезда. Однажды ему удалось наблюдать касатку, ну, а лежбище тюленей – вполне привычная картина для здешних мест. Тюлени приходят сюда, чтобы производить потомство, но подходить к взрослым особям не рекомендуется.

Покататься на ватрушках тоже не проблема – снежные горы здесь имеются в достатке. На станции есть телевизор, правда, показывает только первый канал.
Николай Васильевич Ведянин в 2006 году рассказывал нам, что за время его экспедиций он встретил многих известных людей: на Северный полюс приезжали Николай Дроздов, Артур Чилингаров, Александр Абдулов… Юнус Юсупов познакомился с Валдисом Пельшем, который снимал фильм о полярниках и жил на станции «Прогресс». Собственно, туристов на «Прогрессе» не бывает, их принимают станции «Беллинсгаузен» и «Новолазаревская».

Лучше полюса может быть только полюс

«А если завтра вам скажут: больше не поедете на плюс, вы будете переживать?» — спрашиваю Юнуса. Он улыбается, мол, пока еще обратно не хочу – только приехал. Его отпуск будет длиться до середины октября. А что потом? «Если желание будет, напишу заявление и вперед», — говорит он. При этом, оказывается, особых возрастных ограничений нет – просто полярников страхуют до семидесяти лет, а дальше, как говорится, идешь на свой страх и риск.

…Наш чайник уже закипел, торт раскладывается по блюдечкам, а Юрий на десерт нашего интервью показывает снимки полярного сияния. Трудно поверить, что они сделаны без использования фотошопа. И легко поверить, что все страхи и риски напрочь перекрываются вот таким вот зрелищем… «Ему сначала все сочувствовали, а потом все стали завидовать», — говорит Владимир Геннадьевич.
Наверное, много лет спустя Юнус будет сам себе завидовать, вспоминая это потрясающее небо, эти льды, эту бесконечность, в которую – только в противоположной точке земного шара — когда-то отправилась душа полярника Ведянина…

  • ant01
  • ant02
  • ant03
  • ant04
  • ant05
  • ant06
  • ant07
  • ant08
  • ant09
  • ant10
  • ant11
  • ant12
  • ant13
  • ant14
  • ant15
  • ant16
Понравился материал? Поделись с друзьями!