Стать профессионалом. Быть человеком.


25 июля зубные техники отметят свой профессиональный праздник. Сегодня, в его канун, героиней нашего материала стала старший зубной техник Кольчугинской стоматологической поликлиники Елена Анатольевна Ильина. В беседе с нашим корреспондентом Елена Анатольевна рассказала о своей профессии, о жизни и о том, что помогает человеку не потерять человечность.

Выбор профессии

История прихода в профессию у Елены Анатольевны Ильиной связана с ее мамой, которая работала педагогом в детском доме. Конечно, изначально мама надеялась, что дочь пойдет по ее стопам, но Елена Анатольевна захотела быть химиком. Окончив школу с медалью, попробовала поступить на химфак МГУ – и завалила экзамен. Тогда мама предложила свой вариант: не теряя год, поступить во Владимир, в училище на зубного техника. С химией эта профессия была связана, предполагалось и применение прикладных навыков (рисования и лепки) – а это было очень интересно. К тому же удалось получить целевое направление от ЦРБ, а тогда конкурс на зубного техника был очень большой – нисколько не меньше, чем в МГУ. При этом даже не было общежития – приходилось снимать комнатку. «Мама, конечно, была довольна, что я поступила, но мы с ней договорились: если мне не понравится, через год я пойду поступать в другое учебное заведение. В результате я так и доучилась до конца», — вспоминает моя собеседница.

После окончания училища она попросила распределение в Кольчугино, куда никто из ее однокурсников ехать не хотел – многие собирались зацепиться во Владимире или других городах. В Кольчугинской стоматологической поликлинике у зубных техников тогда было очень много работы: государство выделяло деньги на бесплатное протезирование льготным категориями, выделяло целевые деньги на протезирование ко Дню Победы. Сейчас, к сожалению, такого нет. А тогда, в далеком теперь 1991 году, молодому специалисту пришлось сразу включиться в работу и делать план: съемные протезы, коронки… Причем, делать старательно и ответственно – так, как она привыкла делать все. Главным врачом стоматологии тогда был Олег Александрович Мельников, а заведующим отделением ортопедии – Юрий Васильевич Жуков. О нем сейчас пойдет отдельный разговор.

Учитель навсегда

Юрий Васильевич Жуков встретил новичка с пристрастием – всем известно, что он был любителем «свежей кровушки», имел достаточно жесткий характер. «Много слез было, — вспоминает Елена Анатольевна, — но я ему очень благодарна». Работы было столько, что поначалу она работала с семи до семи, не успевая пообедать – мама носила ей перекусы. И все бы ничего, если бы не отношения «учитель-ученица» с Юрием Васильевичем – она, девчонка, поначалу не могла ни спорить с ним, ни давать ему отпор. И ее мнение, как техника, он, теоретик, мэтр ортопедии, ни во что не ставил. Это только спустя годы она могла себе позволить дискутировать с ним на равных. Но все равно это была настоящая школа, в которой ей достался высоко профессиональный учитель. «Вот вы волосок, который вам в рот попал, чувствуете? Да. А теперь представьте, что мы отдаем человеку в рот протез с дефектом! Вот вы возьмите этот протез и вставьте себе его в рот! И попробуйте, поводите языком!» — говорил он. Для него качество было превыше всего. И все-таки именно в ней, неопытной девчонке, он разглядел будущего профессионала, способного осваивать новейшие технологии. И потому именно ей он доверил сделать ему протезы. «Я переживала ужасно, — вспоминает Елена Анатольевна, — у меня было желание, чтобы в эту ночь наша поликлиника сгорела вместе с этими протезами!» Юрий Васильевич стал выписывать медицинские журналы – и Елена Анатольевна их внимательно изучала. А учиться ей, действительно хотелось. Да так сильно, что она поступила в Кольчугинский филиал МГОУ, правда, проучилась там только три курса — до того момента, пока не возникла необходимость ездить на сессии в Москву, чего она не могла себе позволить из-за работы. И все время ее учебы Юрий Васильевич очень переживал, что его подающая надежды коллега уйдет из стоматологии. И когда она, наконец, сообщила ему, что закончила свое образование, он спросил: «Теперь я могу заняться вашим образованием?» И получив согласие, начал ее учить – отправил осваивать металлокерамику, которой тогда в нашем городе больше никто не занимался. Да и частных клиник тогда еще не было. Вообще, они нашли друг друга: Елена Анатольевна всегда поддерживала любую идею Юрия Васильевича, касающуюся развития. Ей было очень интересно осваивать что-то новое. Так, однажды они освоили и циркониевую керамику – она имеет массу преимуществ перед металлокерамикой, которая из-за толщины металла предполагает достаточно большое стачивание зуба. А циркониевая керамика такого не требует, она тонкая, но прочная и эстетичная, из-под нее никогда не будет проглядывать металлическая коронка или темный кантик у десны. К тому же в нашей стоматологии такая единица стоит всего на 2-3 тысячи больше, чем металлокерамика. Таких цен вы точно нигде не найдете! И все это в стоматологии появилось благодаря инициативе Юрия Васильевича Жукова.
«Сейчас Юрия Васильевича мне очень не хватает. Он уже не работает, приходит ко мне сюда по четвергам, приносит газеты. Говорит, что очень жалеет, что мы многое не успели. Я тоже жалею, если честно», — признается Елена Анатольевна.

Руки зубного техника

«Наша профессия настолько специфична, что население, наверное, мало что о нас знает, — улыбается моя собеседница. — Наше направление называется стоматология ортопедическая – мы подключаемся тогда, когда спасти зубы пациента уже нельзя и требуется восстановить зубной ряд, прикус, улыбку… Доктор-ортопед общается с пациентом, составляет программу лечения и восстановления, а техническую часть этих задумок выполняем мы. Это как в ювелирном искусстве – надо воспроизвести не только форму, но и цвет. Зуб должен получиться натуральным и естественным, чтобы не выделяться из зубной дуги. И чтобы при этом человек мог кушать, как и прежде».

Елена Анатольевна показывает мне примеры зубных мостов, пластмассовые зубы. Да, выглядят они действительно естественно, эстетично. При этом она обращает внимание на свои руки: порезанные, в мозолях. О маникюре, понятное дело, приходится только мечтать. «Не пугайтесь, я сейчас включу мотор и покажу, как мы точим зубы», — говорит она. После этого стоящий на рабочем месте зубного техника станок взвизгивает, начинает вращаться на больших оборотах диск, к которому руками доктор подносит малюсенький пластмассовый зуб и начинает процесс его подтачивания. «Бывает, что мы и шаркнем по рукам – отсюда царапины, при этом в лицо летит пластмассовая пыль, и приходится защищать глаза, рот, нос», — рассказывает Елена Анатольевна. На вопрос, чья это больше профессия: мужская или женская, моя собеседница отвечает: 50х50. Раньше здесь больше работало мужчин, сейчас, в основном, женщины. Сегодня, кроме Елены Анатольевны, здесь работают Татьяна Николаевна Мухина, Марина Вячеславовна Лопанова, Ольга Алексеевна Озерова, Галина Юрьевна Котлова, Дмитрий Владимирович Ильин.
Что касается личностных качеств, то терпение и усидчивость, конечно, требуются прежде всего. Например, когда часами наносишь керамику на большой мост: кисточкой, методично, разные цвета, разные тона, на разные зоны…

Сегодня Кольчугинская стоматологическая поликлиника работает в условиях жесткой конкуренции: в городе много частных клиник, которые тоже занимаются протезированием. Самое обидное, что многие люди уверены: если это частная клиника, значит, там лучше. И не думают, что в частных клиниках специалисты, зачастую, приезжие, меняются постоянно, и можно ли в таком случае рассчитывать на гарантийный ремонт? «А наши доктора – все профи, они столько лет работают на одном месте! И возникающие проблемы у пациентов мы решаем всегда. И если вдруг у пациента начинаются проблемы с зубами после того, как мы уже изготовили протез, то есть подготовку рта перед протезированием сделали некачественно, мы переделываем свою работу за свой счет. Юрий Васильевич всегда говорил по этому поводу: мы – последнее звено в этой цепочке, вся ответственность все равно лежит на нас. Мы все снимем, пациент пойдет перелечит зубик, доудалит что-то, а мы потом абсолютно бесплатно все переделаем. В этом, кстати, плюсы нашей стоматологии. В частной клинике вряд ли на такое пойдут. Кстати, порой, специалистам стоматологической поликлиники приходится исправлять многочисленные косяки частников.
Не надо забывать, что отделение ортопедии – это платное отделение, которое приносит поликлинике живые деньги, оно не работает по системе ОМС. Именно поэтому специалисты отделения сильно пострадали в период пандемии, когда разрешено было оказывать только экстренную помощь: люди сидели дома без какой бы то ни было компенсации от государства.

Проверка на человечность

И все-таки, как бы человек ни любил свою работу, он не может жить только ею. Всегда есть тыл, увлечения, места, где отдыхает душа… Конечно, для Елены Анатольевны – это ее семья, особенно, внучок Федя. Дочь Даша выбрала профессию стоматолога, так что, можно уже говорить о преемственности поколений.
И все же… Есть в жизни моей собеседницы очень яркая и интересная составляющая, связанная с четвероногими друзьями. Коты, конечно, это понятно, они есть у многих. Но коты – это распространенная и обыденная история. Коты – это потребители. А вот собака… Собака – это друг, это претензия на большую перемену в вашей жизни. Елена Анатольевна никогда не была готова к такой перемене. Более того, собак она всегда панически боялась. А в деревне, где семья живет в теплое время года, у ненадежного соседа на привязи жила дворняга Муха, которую по приезде в деревню Елена Анатольевна всегда забирала на все эти полгода к себе. А потом возвращала хозяину – обратно на привязь и полуголодное существование. «Со временем у нас с Мухой сложилась не просто дружба, а любовь, — вспоминает Елена Анатольевна, не пряча слезы. – И когда я в очередной раз уезжала, я понимала, что не могу с ней расстаться. А принять решение и взять в город старую дворняжку (ей было лет 12-13) я сразу не смогла. Я привязала ее и спустя неделю, когда приехала в деревню, услышала от соседей, что Муха целую неделю скулила, не ела, не пила. И тут это решение созрело — я забрала собаку домой».

В городе Муха прожила четыре года, у нее выявилась эпилепсия на фоне сердечной недостаточности. Елена Анатольевна начала ее лечить, не могла смириться с таким диагнозом, и только позже поняла, что собака жила только ради нее, с трудом превозмогая слабость и боль. После смерти Мухи, конечно, Елена Анатольевна сказала: «Всё!» Это «все» продлилось полтора месяца, предложения посыпались со всех сторон, но где-то в глубине души Елена Анатольевна была уверена, что свою будущую собаку она никогда не купит, она ее спасет и будет любить, не взирая на звания, регалии, породу и красоту.  Судьба свела ее с адвокатом Кристиной Рощиной, у которой тогда как раз появился щенок – Бафик, дворняжка, подобранный и подаренный ей друзьями. Выяснилось, что у Бафика в приюте живет сестренка, очень на него похожая. «Я бы ее взяла, но я живу на частной квартире, а ее не могут никак пристроить», — сказала Кристина. «Что в этих словах было такого, что я клюнула? Я до сих пор не пойму!» — признаются моя собеседница. Но она тут же отыскала в интернете фотку этой собачки и решила взять. Со скрипом, но семья приняла это решение. Так у Елены Анатольевны появилась Эми. И жизнь, действительно, очень изменилась, учитывая хотя бы то, что с Эми пришлось проходить все этапы взросления, ведь Муха пришла в свое время в дом уже старой собачкой.


Сегодня Елена Анатольевна нашла единомышленников-собачников, с которыми они вместе выгуливают питомцев, устраивают праздники, даже совершают походы. Сегодня Эми для нее – не просто четвероногий питомец, она подружка, ребенок, во многом повторяющий характер и темперамент своей «мамы»…
«Да, иногда жизнь подкидывает нам такие ситуации и проверяет нас на умение быть человечными. Кристина говорит, что это бонус в карму», — такое резюме выносит моя собеседница на рассказ о Мухе и Эми. А потом добавляет: «Знаете, это реально помогает. Мне кажется, что теперь у меня есть Ангел-Хранитель. И мне всегда спокойнее, когда я накормлю бездомную собаку, пусть даже отдав свое мороженое. Ведь я отдаю все, что могу…»

С праздником!

Да, представители этой профессии чаще остаются за кадром, но их работа помогает людям вернуть утраченные функции, избавиться от комплексов и не бояться широко улыбаться. В связи с этим хочется пожелать зубным техникам в их профессиональный праздник поменьше поводов для грусти и побольше – для радости. Пусть работа всегда приносит удовольствие, а дома ждут любимые и близкие!

Советы пациентам

— За каждый зуб нужно держаться до последнего! – говорит Елена Анатольевна. — Многие люди рассуждают: надоели эти плохие, некрасивые зубы, вот пойду удалю и сделаю две присоски. А эти присоски никак не решают проблемы, связанные с атрофическими процессами: истиранием суставов, выдвижением вперед нижней челюсти и так далее. Поэтому надо держаться за свои зубы – те, что держат высоту прикуса, берегут наши суставы и десны…  Знаете, любая неграмотно поставленная пломба – это тоже очень опасно. Вот мы порой встаем из стоматологического кресла и чувствуем, как завышается зуб. А нам говорят: притрется… А пломба не притрется: мы либо зуб вывихнем, он раскачается, десна «сядет», мы заработаем пародонтит, либо челюсть съедет набок! Поэтому советую сидеть в кресле до последнего, настаивать, что пломба завышает и надо ее подполировать. И если сначала под анестезией вы этот дискомфорт не почувствовали, а поняли только сутки спустя, надо идти и делать дошлифовку и дополировку.

Понравился материал? Поделись с друзьями!