Неудобный картинг


Казалось бы, давно пора справить тризну по кружкам технического творчества, которыми некогда славилось Кольчугино. Авиамодельный, судомодельный и прочие кружки, в которых мальчишки получали азы технической подготовки, развивали мозги, да и просто учились держать в руках отвертки и кусачки – все это осталось только в памяти поколения 70-х и 80-х. С 90-х созданная десятилетиями система начальной технической подготовки начала разваливаться. Кружки закрывались, оборудование выносилось на свалку. Кружки технические заменили хореографические, театральные, дизайнерские… Появились кружки 3D моделирования, Точки роста…

Вслед за системой дополнительного технического образования школьников под удар попали училища и техникумы: подрастающему поколению стало не интересно и не престижно получать рабочие профессии. Ну, а затем нарисовалась глобальная проблема, связанная с нехваткой на предприятиях людей рабочих профессий: токарей, слесарей, сварщиков, электриков. Но самое страшное, что мы получили поколение мальчишек, не знающих, как выглядят кусачки и плоскогубцы, не умеющих вырезать, красить, строгать… Зато умеющих виртуозно играть в компьютерные игры, делать красивые селфи, составлять модные «луки».

И если вам, в принципе, все равно, что наши ребята растут именно такими, можете дальше не читать этот материал. Если нет – давайте вместе поразмышляем о том, как можно было бы возродить в Кольчугине начальное техническое творчество, а заодно и развить самый мальчишеский, самый мужской вид спорта – картинг. Тем более, что ничего выдумывать не надо. Надо просто всем вместе подумать – как помочь энтузиасту Андрею РОМАНОВУ, который более 20 лет пытается всеми силами сохранить картинг в Кольчугинском районе. Но чем больше пытается, тем больше понимает – картинг его почему-то для всех неудобен.
Давайте попробуем понять: почему?

Поверь в мечту!

Андрей мечтал о картинге с самого детства: как-то увидел подобное во Владимире и просто заболел. Когда-то на заводе имени Орджоникидзе, при ДОСААФ была секция картинга, катались ребята на территории завода, но места там было очень мало. Потом, в конце 80-х, появилась секция картинга в Белореченской школе. Но пятнадцатилетний Андрей в те годы уже почувствовал себя взрослым, родители давали водить машину, и он прошел мимо своей мечты. А «выстрелила» она, когда Андрею Романову исполнилось 30 и у него появились первые деньги. Подвернулся хороший карт, он его купил и начал гонять по выходным на заброшенном стадионе «Кабельщик», где от старой волейбольной площадки остался кусок асфальта. Кстати, посадил на карт и трехлетнего сына, и четырехлетнюю дочь, правда, педаль пришлось сделать дополнительную. Понятно, что гоняющий на карте дядька сразу стал небожителем для толп пацанов, приходящих на заветный трескучий голос мотора и просящих: «Можно покататься?» Друзья посоветовали: купи второй карт и занимайся с ребятами! А Андрей только руками развел: а где я их катать буду? Площадка на стадионе не отвечала требованиям безопасности – кругом торчала арматура после срезанного оборудования. Но мальчишек было жалко, и Андрей из тренера превратился в просителя.

С места на место

Он обратился в администрацию, попросил в аренду танцплощадку около ДК, и сначала ее не дали, а дали маленькую, у забора, которая пустовала. Он купил еще один карт и организовал там прокат в 2006 году. Но места на этой площадке было мало, и он снова попросил танцплощадку, на сей раз ему помогла заведующая отделом культуры Л.А. Минкина, хорошо знавшая Андрея по комсомольской работе (он был последним комсомольским секретарем завода «Электрокабель»). «Сначала это был просто прокат, бизнес. Но буквально сразу же, в течение месяца, родители детей, которые ходили на прокат, стали уговаривать меня открыть секцию. И в июле я ее открыл, — рассказывает Андрей. — Детей записалось много. И танцплощадки стало мало, потому что карты – спортивные машины, для охлаждения мотора нужна более длинная прямая». Андрей стал просить стадион «Кабельщик». Тогда директором стадионов был А. Степанов, он предоставил стадион «Кабельщик» на условиях договора аренды. Во многом это было очень хорошее решение: можно было ездить вокруг поля. Безопасность обеспечивалась покрышками. Гонщики никому не мешали. Но была проблема с помещением для того, чтобы и хранить карты, и переодеваться мальчишкам. Родители ребят даже предложили купить вскладчину вагончик, но договор аренды заключался каждый раз на месяц, и было постоянно не понятно: продлят его или нет. Так что вкладывать средства в помещение было рискованно. Кроме того, бизнес Андрея по прокату картов показался очень лакомым для московских бизнесменов и сына одного из руководителей района. Они открыли свой прокат картов на «Кабельщике», а у Андрея осталась только секция. И он снова пошел к руководству города просить помощи. «Мне сказали: проведите соревнования, покажите себя. Мы провели одни, вторые соревнования, и нам предложили перейти в здание Белореченской школы, но так как там кататься негде, я воспринял это без энтузиазма», — вспоминает Андрей. На тот момент в его секцию ходило около 50 человек, а когда она перешла в Белореченскую школу, количество ребят уменьшилось. Кроме того, в качестве базы выделили подвальное помещение, которое постоянно затапливало. И Андрей опять пошел к руководителям города. Снова стал просить. Видимо, разговор получился нервным, потому что ему дали понять: общение закончено. Он писал обращения к депутатам города с просьбой о выделении участка под строительство трассы рядом со стадионом «Кабельщик». Но получил 6 отказов. Депутаты отвечали, что ищут инвестора на всю лесопарковую зону. Поступило предложение от тогдашнего руководителя «Кольчуг-Спорта» А. Фомушкина. «Он предложил мне идти к нему работать, открыть секцию на стадионе «Металлург». Платить обещал полставки, копейки. Я согласился и спросил: а карты новые купите? Он: нет, у тебя же есть. Я: хорошо, а запчасти, бензин, резину закладываем? Он: нет, ты же как-то работаешь. Я говорю: а тогда вы зачем мне нужны?» — рассказывает Андрей. Такую дерзость Фомушкин не потерпел, обещал, что нигде не даст Романову работать. И сдержал свое слово.

Новая проблема

Да, почему-то происходило так: Андрей проводил интересные мероприятия, занимался с детьми, которые занимали призовые места на чемпионатах области, его хвалили, писали о нем в газетах, но по факту он был никому не нужен. «Я сразу говорил всем: мне от вас денег не нужно, мне нужны помещение и площадка. Я готов платить аренду, можете везде показывать, что у вас появилась городская секция. Я думал, что мне откроются все двери, но передо мной их все закрыли», — говорит он. К счастью, не все руководители оказались глухими. Депутат Заксобрания А.В. Дюженков помог с выделением участка на выезде из города в сторону Александрова, а депутат горсовета М.Е. Яковлев помог отремонтировать большой участок трассы. Да, для секции этот вариант был не самый лучший из-за отдаленности от города и ближайшей автобусной остановки (бабушки уже внуков не поведут). Но зато Андрей смог развивать здесь прокат картов, который, собственно, и кормил секцию, позволяя оплачивать и бензин, и резину, и запчасти. Но сегодня прокат под угрозой: российское законодательство с весны 2020 года приравняло прокат картов к аттракциону «Картинг», а значит, надо выполнить массу дорогостоящих технических условий. Образно говоря, выкинуть те двадцать картов, которые сегодня есть у Андрея, и купить всего две машины, отвечающие европейским техническим требованиям. Кроме того, жесткие требования прописаны в законодательстве и по покрытию трассы, и по ее ограждению. Если требования не выполнить, прокат придется закрыть. А содержать секцию сам Андрей не сможет. Но нужна ли она кому-то в этом городе?

Месть танцплощадки, или гендерные парадоксы

Я перечисляю Андрею все возможные варианты: Кольчуг-Спорт, управление образования, колледж, где, кстати, готовят автослесарей, а значит, потенциально мальчишки из картинга могут стать будущими студентами КПК. Он только качает головой: вряд ли удастся договориться. Где-то не получится соблюсти требования по организации детской секции, где-то предлагают совсем уж неудобные варианты. Вот, например, ЦВР: и площадка сзади здания есть, и теплые гаражи, и в здании можно было бы техническую мастерскую разместить. Но предложили для мастерской Андрею Романову проходной кабинет, потому что нормальные кабинеты заняты танцполами. «А что такое проходной кабинет: если мы мотор разберем, то потом явно не соберем!» — говорит он. Мне кажется, что это месть за то, что танцплощадка у ДК когда-то была отдана под картинг: спустя время маленькие танцполы ЦВР вытеснили все намеки на техническое творчество, воспитывающее настоящих мужиков.

Плоды этого процесса наблюдает и Андрей Романов. «Им даешь ножницы вырезать прокладку, а они их как первый раз в руках держат. Кисточку дашь покрасить, уделается весь, а что надо – нормально не покрасит. Если только родители чему-то дома научили — нормально, а если нет, то школа этому сегодня не научит. Одно репетиторство, деньги из родителей сосут, а дети по факту ничего делать не умеют», — говорит он.
Именно поэтому он выступает не просто за развитие секции картинга, а за развитие при ней центра начального технического моделирования, где бы дети крутили гайки, получали первые азы автослесарного дела: «Я искал помещение в городе, чтобы зимой среди недели мальчишки бы ходили сюда слесарничать. На нашу трассу идти далеко, зимой там надо снег чистить. И им приходится на улице гайки крутить, практически сидя на снегу. А в этом случае они занимались бы в городе, а туда ходили бы только кататься». С сожалением он замечает, что и дети стали меняться. В секцию приходит все больше
девчонок, которые лихо управляются с закручиванием гаек, а пацаны, заслышав треск мотора, порой готовы убежать в лес.

Желания – хоть отбавляй!

Для того, чтобы оценить интерес к картингу, да и просто порадовать кольчугинскую ребятню, Андрей дважды в год – 1 июня и 1 сентября – проводит бесплатное катание на картах. Детей приходит много. И дело вовсе не в «халяве». По некоторым мальчишкам сразу видно, как у них загораются глаза. Жаль, что родители не всегда готовы поддерживать этот интерес и платить не такие уж большие деньги за посещение секции. Правда, при этом, они находят деньги на репетиторов, дорогие телефоны, и их чадо вместо того, чтобы вымазанным в смазке вертеться около карта, в Тик-Токе наблюдает за Даней Милохиным в женском платье.
Кстати, наши соседи оказались куда более дальновидными – не жалея времени и денег, к Романову возят заниматься детей из Юрьев-Польского, Александрова и Киржача. Недавно обратились из Владимира, и когда Андрей посоветовал им лучше отправиться в Ковров, где три секции картинга и картодром за 80 миллионов рублей, ему сказали, что хотят именно в Кольчугино – здесь с детьми занимаются лучше. Кстати, в летний сезон Андрею безвозмездно помогают учить детей московские дачники – известные картингисты.

Сам Андрей Романов не скрывает, что он строгий тренер. На трассу без инструктажа и экзамена не выпустит, а если карт поломал – будь добр, чини! Его давно переманивают в соседний Юрьев-Польский – готовы и ставку хорошую тренерскую дать, и базу… Но он не хочет уезжать из Кольчугина.
Почему же у нас все так глухо? Вот есть человек, который готов заниматься с детьми – практически за свой собственный счет, который любит детей, закладывает в мальчишек мужские качества и навыки. Но почему-то все эти годы молчание местных чиновников гораздо громче, чем треск картов Андрея Романова…

  • karting1
  • karting2
  • karting3
  • karting4
Понравился материал? Поделись с друзьями!