Взгляд из окна


Сегодня в нашей рубрике впервые – представитель бизнеса. Наш собеседник – предприниматель Михаил Евгеньевич Яковлев. Если коротко – человек, который не просто постоянно развивается сам (и внутренне, и внешне), но и развивает пространство вокруг себя – будь то его фабрика мебели или улицы его родного города… Ну, а как становятся такими людьми, вы поймете, когда прочитаете этот материал.

– Михаил Евгеньевич, кем Вы видели себя в детстве? Уж, наверняка, не предпринимателем?

– Тогда и понятий таких не было, все мальчишки мечтали стать либо космонавтами, либо летчиками… Я в детстве книжками зачитывался про летчиков – книгу «Повесть о настоящем человеке» о летчике Маресьеве читал раз десять. И вообще очень много читал. С четвертого по десятый класс занимался в кружке авиамодельном, у меня руководителем был Евгений Степанович Тюлюбаев. Я ему очень благодарен. Считаю, что своими успехами в работе по производству мебели я во многом обязан ему. Тем навыкам, которые он мне дал: и организационным, и практическим. Помог постичь глубины работы с разными материалами. И дал основы работы в бизнесе – именно в том, который строится путем работы в реальной конкурентной среде. А конкурентная среда – это технология, порядочность и настойчивость. Всему этому он меня и научил. После школы я поступил в Московский Авиационный институт, на факультет «Космонавтика и автоматические летательные аппараты». Да, в летчики не пошел, больше увидел себя инженером. Хотел строить самолеты.

– И что же было после института?

– В 1990 году окончил институт, пришел в министерство со своим распределением, мне сказали: все, распределений больше нет, специалисты больше не нужны, решайте вопрос трудоустройства в частом порядке. Страна кончилась. Ну, а дальше мы все знаем, что началось после 90-го года.

– И как было не потеряться в эти самые 90-е годы? Это же было время легких денег…

– Да я не умел с легкими деньгами обращаться. Просто искал, как заработать на жизнь. Еще со старших курсов начал подрабатывать – у родителей не было возможности помочь: мама работала учителем, отец – на заводе. И я старался из родительского дома денег не брать. Для меня было важно, чтобы я сам себя обеспечивал. К сожалению, не было возможности подрабатывать по специальности, поэтому на территории института брался то мебель починить, то стенды в коридор сделать, то шкафчики… Когда приехал в Кольчугино, меня взял на работу в «Кольчуг-Зенит» Николай Алексеевич Мочалов, за что я ему очень благодарен. Там проработал года три-четыре. Но с мебелью так и не расставался – друзья предложили попробовать, и как-то оно пошло. И когда я понял, что это мое, пришел к Николаю Алексеевичу и попросил меня отпустить. Он отпустил без обид, пожелал доброго пути. Это тоже очень важно. Причем, вместе с Александром Алексеевичем Мочаловым пообещали всяческую поддержку. Мы до сих пор не теряем связь. А с мебелью так и занимался потихоньку. И до сих пор продолжаю…

– Вы так скромно говорите о мебельном производстве. О фабрике, которая производит мебель европейского качества!

– Да, на сегодняшний день у нас используются самые современные технологии, самое современное оборудование. Потому что как была конкурентная среда, так она и осталась. И в ней без современного оборудования ты работать не сможешь. Что касается продукции, то ее отгружаем во все точки России.

– А пандемия как-то сказалась на бизнесе?

– Да, мы фабрику закрывали на несколько месяцев. Но коллектив сохранили. Некоторые, к сожалению, ушли, потому что люди всегда ищут, где им комфортнее и лучше.

– Михаил Евгеньевич, Вас в Кольчугине больше знают не как предпринимателя, занимающегося мебельным бизнесом, а как активного депутата, общественника, человека, которому не все равно, который полон идей и проектов, связанных с жизнью города. Скажите: почему человек, имеющий стабильный бизнес, стабильный доход, идет в депутаты?

– Наверное, потому и пошел, потому что считал и считаю, что кольчугинцы ничуть не хуже жителей других, более благоустроенных и успешно развивающихся городов. И надо всегда начинать с себя, помня о принципе: критикуя – предлагай. И если мне что-то не нравится в городе, значит, я что-то предлагаю. И я посчитал, что более эффективно это можно будет сделать в статусе депутата.

– Удавалось?

– На самом деле, удавалось очень мало.

– Почему?

– Наверное, не всегда удавалось донести целесообразность, возможность, эффективность каких-то идей. Люди не верили, а порой, даже не понимали, для чего это нужно. Или сталкивался с откровенным нежеланием. А ведь, чтобы сделать что-то, надо брать и делать! Сидя на совещании в кабинете, ты ничего не сделаешь! Проще говоря: чтобы прорыть траншею, надо взять лопату и идти рыть. От того, что ты напишешь план рытья траншеи, она не выроется.

– И все-таки часть проектов, которые появились именно с Вашей подачи, реализовать удалось. Давайте перечислять: городской пляж…

– Да, если вкратце, идея эта у меня появилась, когда на выпускном своего сына увидел, что то место, которое мы называли пляжем, по сути, являлось откровенной помойкой с полным бардаком. И мне было обидно за эту ситуацию. Пытались что-то придумать там в частном порядке, но ресурсы были не те. Когда был депутатом, поднимал этот вопрос, но ответ был всегда один: денег на это нет. Но, как мне казалось, еще и желания не было. Когда появились федеральные программы по благоустройству, это была самая лучшая возможность. Мы вынесли этот проект на голосование, люди поддержали. Поддержал Максим Юрьевич Барашенков, и началась реализация. Такой проект для города был в диковинку, поэтому там получилось много косяков. Но лучше работать в команде и реализовывать то, что удается, чем встать в позу и не реализовывать ничего – это глупо. Поэтому я всегда старался быть в команде. И критикуя, много чего предлагал.

– Продолжаем перечисление: пруд у техникума. Расскажите об этом проекте.

– Изначально эта идея принадлежала моему коллеге Алексею Чулкову, который предложил сделать там вейк-парк. Потом эта идея обросла дорожками, детскими площадками, освещением, фонтаном и так далее… Потом вейк-парк исчез из этой идеи из-за качества воды (во время катания на вейкборде человек может нахлебаться воды, а это могло оказаться опасно для здоровья), но пруд остался. И сегодня его не ругает только ленивый. Я как раз не ругаю. Считаю, что проект сделан очень хороший, несмотря на скромное финансирование в 40 миллионов рублей, но его просто забросили чисто эксплуатационно. Проект не развивается. А там надо обязательно делать закольцовку, добавлять веревочный парк, многое что еще. Надо доводить до ума площадку с детской горкой, я предлагал свою помощь, но не нашел понимания.

– Жаль, потому что это место кольчугинцы полюбили. Учитывая, что у нас не так много подобных мест для отдыха.

– Бытие определяет сознание. Чтобы сознание людей поменялось, надо бытие сначала поменять! Должно быть все чисто, ухоженно, чтобы люди понимали, что за этим стоит чья-то забота. Но с прудом, если честно, я руки опустил. Хотя регулярно езжу там на велосипеде, между делом мы там починили фонтан, который утонул. Как закончится сезон, мы будем разбираться, почему не горят зеленые светильники и с другими – проблема.

– Ну и, конечно, площадь. Наверное, это был самый первый значимый проект?

– Да, и он, как и пляж, вырос из простого общения с жителями города. Молодые мамочки на встречах часто просили, чтобы им благоустроили площадь – чтобы было где гулять с детьми. Сначала мы с Александром Ивановым хотели за федеральные деньги построить там качельный комплекс, как в Канаде (когда в зависимости от движения качелей меняется звучащая музыка), но нам отказали, потому что федеральные деньги выделяются только на сертифицированные комплексы. И тогда мы решили сделать просто благоустройство с набором малых форм. Причем, набор именно этих малых форм нам навязали в областной администрации, и пришлось соглашаться, иначе остались бы вообще ни с чем. Идею площади я действительно лично вынашивал вместе со своими единомышленниками, но от первоначальной идеи остались только качели и тарзанка. И люди часто спрашивают: почему вы покрытие не сделали хорошее? А потому что столько денег нам дали – 1 миллион 200 тысяч рублей. Их бы хватило только на часть покрытия – и все! И поэтому мы торговались за каждый рубль. И по крайней мере, хоть это сегодня имеем!

– Михаил Евгеньевич, сейчас, я знаю, Вы продвигаете идею велодорожек. Расскажите о ней.

– Она тоже появилась не случайно. Во многом благодаря тому, что мне предоставили возможность отучиться в Сколково, на программе «Моногорода». Вообще, еще когда учился в институте, каждый день жадно открывал для себя новые знания. Так и в Сколково – сидели по восемь часов на лекциях, открыв рот, отключив телефон, не отвлекаясь. А потом еще и до одиннадцати делали домашние задания. Одна из основных тем касалась конкуренции территорий за человеческие ресурсы. Понятно, что с нами конкурирует Москва, другие большие комфортные города. Так вот чтобы Кольчугино конкурировало за человеческие ресурсы (трудовые, интеллектуальные), нам нужно кардинально поменять формат города. Он должен из города прошлого века превратиться в город 21 века. Людей должно что-то объединять, кроме рабочих мест.

– Но у нас принято считать, что привлекательность территории как раз в имеющихся рабочих местах…

– Разочарую сторонников этой точки зрения: на первом месте идет социальная городская среда, урбанистика. А уже потом рабочие места. Во-первых, никто не мешал работать удаленно: сидеть себе в Кольчугине с ФОКами, ледовыми стадионами, велодорожками, парками, качелями и работать в компьютере. Человеку какая разница, где сидеть: в Москве на пыльной и душной Тверской или в Кольчугине в первом микрорайоне, окруженном соснами. Это тренды мировой экономики! Во-вторых, можно жить здесь и ездить на работу в другие города (хотя я не верю, что в Кольчугине так уж и нет работы!) – в Москву, Киржач, Собинку… Но жить и растить детей нужно в безопасной и комфортной среде. Развиваться, посещать библиотеки, заниматься спортом! Сейчас я активно поддерживаю проект Бердичевских со скейт-парком, потому что прекрасно понимаю: не будет у нашей молодежи скейт-парка, она уедете туда, где он есть. Не будет велодорожек – уедут туда, где они есть. Не будет ФОКа, Ледового стадиона – уедут туда, где они есть. Извините, мы с кем здесь жить-то собираемся? Рабочие места найдутся. А если будет комфортная среда для жизни, рабочие места и сами сюда придут. Но точно рабочие места не придут туда, где нет качества жизни! И вообще, если говорить о новых проектах города как залоге его развития языком бизнеса, то для меня это как приобретение новых станков: если я их не купил, я проиграл конкурентную борьбу с другими производителями.

– Михаил Евгеньевич, что нужно сегодня для продвижения идеи с велодорожками?

– На самом деле, только позитивное взаимодействие с администрацией. Если оно будет – мы его сделаем! Потому что есть поддержка на самом высоком уровне, в том числе федеральном. Я заручился поддержкой у структуры, близкой к президенту, и на Петербургском Форуме по развитию территорий нам дали место для выступления с нашим проектом.

– И вот тем более непонятно для меня и для многих других кольчугинцев было Ваше решение не избираться в городской совет – после стольких-то лет успешной работы.

– Считаю, что с депутатством надо пока отложить – на неопределенное время. Сотрудничать с администрацией буду – как с администрацией Максима Юрьевича Барашенкова активно сотрудничал и критиковал, так и с новой командой буду. У меня нет никакого противоречия. Буду так же с Константином Николаевичем Мочаловым отстаивать свою точку зрения – в части продвижения новых проектов, например.

– Михаил Евгеньевич, сегодня мы наблюдаем, как кандидаты ведут свои избирательные кампании, заваливают подарками, обещают всевозможные блага. Но ведь суть работы депутата не только и не столько в исполнении таких вот «хотелок». Как Вы думаете?

– Я считаю, что финансовый ресурс в выборе депутата имеет скорее отрицательную роль, потому что люди покупаются: спилите нам дерево, заделайте яму, засыпьте нам асфальт. Это не правильно. Это исключительно работа администрации. То, что я и мои коллеги делали это за счет своих средств, был просто крик души: ну давайте, я сделаю это сам, потому что иначе это не будет сделано вообще. Такой подход в корне не верен. Не надо выделять тех депутатов, которые сулят, что бесплатно все вам сделают. Надо выбирать депутатов, которые любят свой город и хотят его развивать. Не просто латать ямы за свой счет, а именно заставлять работать администрацию и подтягивать ресурсы других бюджетов. Потому что люди могут быть одаренные, талантливые, болеть душой за город, но не иметь финансовых ресурсов. И что – их теперь вычеркнуть? А человек с финансовым ресурсом придет и купит за свои деньги свои цели. И, наверное, не все это делают бескорыстно, ради города.

– Михаил Евгеньевич, где Вы черпаете энергию? Чем подпитываете себя?

– Как сказал один мой знакомый: мой город меня вырастил, дал путевку в жизнь, возможность работать, здесь жили мои родители, выросли дети, и я хочу городу отдать долг. Вот это и ко мне относится. Поэтому я работаю не с тем-то и тем-то, я работаю с городом. Поэтому я всегда, вместо политических игр в пользу той или иной команды и партии, поддерживаю город. Этим себя всегда и мотивирую.

– А книги читаете?

– Я много читаю. Каждый день практически. Много читаю зарубежных авторов по психологии, художественную литературу – и сложную, и легкую. В зависимости от настроения. Много вебинаров разных смотрю. И всегда говорю ребятам на выпускных вечерах о том, что надо постоянно развиваться. Ведь если посмотреть, финансовых успехов в здоровой конкурентной среде добиваются только люди всесторонне развитые.

– А еще и спортивная форма, наверное, не последнее значение имеет… Вы не пропускаете городские велозабеги, в паркране принимаете участие. Просто огромное спасибо за пропаганду здорового образа жизни! Ну, а теперь пришло время задать главный вопрос нашего проекта: о чем Вы думаете, глядя из окна на наш город?

– Это взгляд больше грустный. Потому что пока не прослеживается ни у партий, ни у других структур желания объединять неравнодушных людей в городе, они их наоборот зачем-то разъединяют. Во-вторых, я не понимаю, почему так пренебрежительно относятся к осуществленным проектам: пляжу, пруду, массовке… Все эти территории содержатся, мягко говоря, не очень, вызывая негативную реакцию кольчугинцев. А должно же быть наоборот! Администрация должна искать любую возможность развития этих проектов и хотя бы не отталкивать желающих помочь. Если я не буду слушать мнение опытных сотрудников моей фабрики и решать все один, где я буду через год? Боюсь, что нигде. Также и здесь: если игнорировать разные мнения толковых людей, на нашей территории все будет еще хуже. Поэтому и грустный взгляд… Хотя я всегда надеюсь на лучшее, на конструктивный диалог, на совместную работу, итогом которой станет развитие нашего города. С уважением к вашей редакции и жителям города.

Понравился материал? Поделись с друзьями!