Суд над Теремом

Построенный 110 лет назад для руководителей завода, оснащенный уникальной по тем временам системой отопления, сохраненный кольчугинцами до советских времен и многие годы прослуживший системе образования района, «Терем с камином» доживает последние дни, готовясь уступить место спортивной площадке. Его вина – старый возраст и расположение на территории, идеально подходящей под строительство площадки, — рассматривалась на совещании в администрации района 2 мая. По обе стороны длинного стола в зале заседаний – представители защиты и обвинения. Во главе – тройка судей, возглавил которую глава администрации района Алексей Юрьевич Андрианов.

А.Ю. Андрианов, глава администрации (главный судья):
— И родители школы №7, и общественность микрорайона передо мной ставят этот вопрос: два года назад я обещал, что подобное сооружение появится на школьной территории. И оно не появилось. Я не могу найти источник финансирования (для восстановления Терема – прим. ред.). Я могу сказать в другом ключе – что может появиться на этом месте и в какие сроки. Но этот источник на языке финансистов «зацеленный», я не могу использовать его на «Теремок с камином» как историко-архитектурный объект. Я поговорил с двумя субъектами, которых мог бы заинтересовать этот объект. Это Евгений Сергеевич Федоров и предприятие «Электрокабель». Везде я получил отрицательные ответы.

Доводы защиты

А.А. Иванов, архитектор (сторона защиты):
— У нас такое одно здание. Если мы это сотрем, от города вообще ничего не останется.
С.Б. Буклеревич, председатель местного отделения Областного Союза краеведов (сторона защиты):
— У нас есть потребность в исторических объектах. Принята программа развития туризма Кольчугинского района, в школьную программу вводится третий час – краеведение — с 2025 года, убирается обществознание и вводится история родного края. Хотелось бы, конечно, не абстрактно говорить об истории родного края, а с привязкой к историческим объектам. Потому что экскурсия – это сочетание рассказа и показа. Мы молодой город, мы не можем похвастаться многими такими зданиями.
Т.В. Харитонова, краевед (сторона защиты):
— Терем имел отопительную систему из пяти печей, которую несомненно делал Алексей Павлович Верещагин. Это очень важно. Уникальный камин Сан-Галли был изъят из Терема только из-за того, чтобы его не выкорчевали и не сдали в металлолом. Побывавшие в нашем городе туроператоры просили: а можно по вашему городу пройти? Теремок прекрасно вписывается в туристический маршрут по историческому центру города, который создавал Штуцер.

Спасенный камин

А.А. Иванов:
— Если начнем сносить все, останется голое место, нам нечего будет показывать туристам.
А.Ю. Андрианов – А.А. Иванову:
— Давайте так: возьмете на себя этот вопрос — поиск инвестора? И через год вы там сделаете объект? И если вы берете на себя обязательства, что через год там что-то будет, мне бы не хотелось, чтобы потом вы развели руками и сказали: ну, извини, не получилось…

М.Т. Беляева, руководитель отдела культуры (сторона защиты):
— Наша жизнь состоит из прошлого, настоящего и будущего. Мы сегодня живем днем настоящим, нам нужно принять решение, нужно сделать, мы обещали, мы сказали. И мы не заглядываем в будущее. Но духовно-нравственная составляющая сохранения истории для маленького города всегда перевешивает. Ни одна беговая дорожка с десятью современными тренажерами не даст городу и будущим поколениям то, что может дать, казалось бы, это деревянное здание, которое всех раздражает и всем мешает. Наши дети будут накачивать силы на спортивных площадках, а духовно «накачиваться» не будут. Вы скажете, что они будут «накачиваться» духовно на объектах на улицах III Интернационала и Ленина, где стоят подобные дома. Поверьте, и до них дойдёт очередь! Следующее поколение вот так же соберется и скажет, что первая больница на улице Ленина (Больничной) разрушается, и надо принять такое же решение. Нельзя сделать Терем сегодня, значит, надо законсервировать, оставить для истории. Куда мы торопимся? Снести – ума много не надо. А вот сохранить… Чтобы нам не пришлось извиняться перед будущими поколениями, нужно очень серьезно об этом подумать. Алексей Юрьевич, я к вам с огромным уважением отношусь, но предлагать нам найти инвесторов… Мы занимаем не те должности, чтобы искать инвесторов. То, что Терем не признан объектом культурного наследия, не говорит о том, что он не интересен с точки зрения истории. Он красивый – это вы не можете отрицать. Само здание крепкое, сложено качественно. Что касается буквы закона, то нет нерешаемых вопросов. А то, что Терем сегодня в неприглядном виде… Мы же дома храним какие-то старые вещи, уникальные для нашей семьи. Так и город определяет, что для него уникально, даже если это не уникально для инспекции по охране объектов культурного наследия.

Доводы обвинения

Т.В. Кузнецова, директор школы №7 (сторона обвинения):
— Слово «Теремок» возникло два года назад, когда поднялась эта волна, которую краеведы наши активизировали и через газеты она разнеслась. Но она не прижилась в нашем сообществе. Здание престарое. Когда я пришла в это здание, камин был затянут тряпкой, был не очень ухожен, мы начали за ним ухаживать. Мы попытались создать там лет десять назад маленький уголок типа музейного, куда собирали старинные вещи, сбором которых занимались ребята. И мы создали этот уголок. Но, уважаемые товарищи краеведы, а почему вы раньше не обратили наше внимание на историческую значимость здания, почему никто не помог нам развернуть эту деятельность? Где вы были двадцать лет назад? В последнее время было невозможно учиться: грибок поразил все. Я сама если побуду там два часа, потом полчаса надо откашливаться. И мы вывели учебный процесс из этого здания в основной. Сегодня мы говорим об извинениях, а мне каждый день приходится извиняться перед родителями и учениками за то, что я как директор не могу решить вопрос о том, чтобы обеспечить нормальное условие для обучения детей. Мы говорим о культуре. Но разве в понятие «культура», Марина Томасовна, не входит физическая культура? Мы тщательно проанализировали все выступления в газете. Товарищи, давайте будем честными. Ведь вы же применяли нечестные журналистские подходы! Есть ваше мнение, Марина Томасовна не есть мнение Господа Бога. Демонтировать надо однозначно и делать хорошую детскую площадку. Мы уважаем прошлое, все, что можно, храним, бережем и будем это делать в обязательном порядке, но так, как вы сегодня рассуждаете, – совершенно отсталый взгляд, который вам надо поправлять!
Е.Ю. Прокофьева, врио начальника управления образования (сторона обвинения):
— Мы сейчас почему-то разговариваем про все, что угодно, про туристов… И делим ту землю, которая предназначена для социальной инфраструктуры для детей. Вот сидит директор школы. Школа очень большая, тоже с традициями историческими, которую тоже можно показывать – хоть туристам, хоть не туристам. В этой школе учится более 800 детей, в 2 смены, три часа физической культуры в 27 классах – 81 час. Каким образом в один спортивный зал уместить этих детей для того, чтобы просто выполнить образовательную программу? Годами школа заключает соглашения, чтобы ходить во Дворец спорта, через две дороги. Вынуждены на улице заниматься где попало. Да нас просто закроют, лишат аккредитации. И будет социальный взрыв.
Родители учащихся школы (сторона обвинения):
— У детей много вегето-сосудистых заболеваний, ОРВ, многие ходят в очках. Они должны находиться на улице. Поэтому площадка очень нужна.
— Дети много лет ждут спортивную площадку. К сожалению, технически ее разместить больше нигде невозможно. Попытки посетить Дворец спорта были неоднократные. Выделялся гимнастический зал с зеркалами, приходилось детям просто переодеться, прийти туда, отсидеться на полу пять минут и уйти обратно. О каких пятерках мы говорим? Естественно, мы, как родители, будем возмущены: почему школа до сих пор не предоставляет безопасную возможность занятий спортом?
Е.А. Семенова, заместитель главы администрации (судья):
— Мы забываем про права детей, они сейчас у нас не получают должного преподавания этого предмета!

В заложниках у системы образования

Е.А. Семенова:
— Мы рассматривали передачу данного объекта бизнесу, но передать его не можем, потому что это объект образовательный. Чтобы его передать бизнесу, мы должны сменить назначение. В соответствии с критериями правительства Российской Федерации, мы не можем сменить его назначение. Школа №7 стоит в государственной программе на пристрой к школе, и когда он будет реализовываться, будут требования к квадратуре, к земельному участку непосредственно у самой школы. Почему мы не можем разместить площадку за седьмой школой? Там проходят коммуникации и находится зона регулируемой застройки Дворца культуры. Участок, где стоит нежилое деревянное здание, — там коммуникаций нет. Он соответствует всем новым ГОСТам и требованиям. И мы прекрасно понимаем, что ни у образовательного учреждения, ни у администрации Кольчугинского района нет возможности реанимировать данное здание. Мы же не сразу приняли такое решение: мы также смотрели, какой вердикт вынесет инспекция по культурному наследию. Мы присутствовали и слышали, что данное здание было признано как не относящееся к объектам культурного наследия, аргумент был такой: такие же здания находятся на улице Ленина и на улице III Интернационала.
Е.В. Фролова:
— Стоящее по левую руку от школы №7 здание бывшего детского сада №3 было успешно продано. Каким образом?
Е.В. Куприянова, методист управления образования (сторона обвинения):
— Все школы – это объекты социальной инфраструктуры для детей, и они охраняются законом – 124 ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка». В нем говорится, что изменение назначения объекта социальной инфраструктуры для детей допускается в случаях, установленных правительством Российской Федерации. Когда в 2019 году изменяли назначение для третьего сада, такой статьи не было. Если мы говорим о консервации здания, то это перспектива с неопределенным сроком. И на это время собственник должен обеспечить безопасность. Каким образом безопасность обеспечить в этом здании, которое поджигалось, в которое залезть может любой подросток? А если что-то произойдет внутри с детьми?
Как школа будет охранять этот объект? Росгвардию нанимать и два миллиона платить за круглосуточную охрану? Откуда у школы два миллиона на круглосуточную охрану? Это имущество школы, и школа решает, как его использовать, а все остальные инсинуации тут не приемлемы. Если кто-то будет претендовать на это здание и изымать этот участок, мы подадим в суд.

Прении

М.Т. Беляева:
— А если бы здание Терема было функционально, как бы вы решали проблему?
Е.Ю. Прокофьева:
— Мы бы тогда там учились, как это было раньше. Но уже 20 лет назад там прогибался пол и валилась штукатурка. И именно поэтому детей оттуда вывели. И теперь, чтобы осуществить образовательную деятельность, нам нужна именно эта территория. Потому что именно здесь можно без колоссальных затрат построить спортивную площадку. Я не против Теремка, но… Две недели назад я была на образовательной стажировке для начальников управлений образований в Калининградской области, где нам показали, каким образом можно сохранить историческую память, не нарушая прав каких-то других субъектов. Например, снесли прекраснейший, суперзамок, некоторые другие объекты, сделали модель этих исторических объектов, которые сейчас показывают туристам. Это первое предложение, можно такое тоже сделать! Второе: если в это здание вообще не зайдем, тогда нужно сделать другой объект, аналогичный, на другом месте. Самое главное – этот объект находится на балансе школы. И школа должна обеспечить его охрану. И мы последние полгода постоянно туда ходим. Потому что: то доски отодрали, то залезли туда, то подожгли… Даже если площадка будет в другом месте, Терем будет в таком же состоянии, как и сейчас, пока не превратится в перегной.

М.Т. Беляева:
— Елена Юрьевна, вы с таким восторгом сказали, что снесли памятник в Калининграде, что мне страшно.
В.В. Дворников, православный журналист (сторона защиты):
— Я уже говорил о том, что можно не ставить вопрос «или-или», можно поставить его «и-и». А не хватит ли места за одной оградой и для площадки, и для Теремка как арт-объекта?
Т.В. Кузнецова:
— Нет, там место только для площадки в соответствии с теми санитарными нормами и требованиями, которые перед нами ставит закон.
Е.В. Фролова:
— Можно же ходить на уроки физкультуры на стадион «Металлург». По расстоянию как до Дворца спорта. Учащиеся пятой школы ходят на стадион «Кабельщик» заниматься, это гораздо дальше.
Е.А. Семенова:
— У них будет спортивная площадка на территории школы.
Е.В. Фролова:
— Но там маленькая территория школьного двора. Если там можно уместить площадку, давайте такую же поставим и сзади школы №7!
Е.А. Семенова:
— Не забывайте, что в пятой школе два спортивных зала. Ему достаточно и небольшой площадки.
А.К. Ершов, заместитель главы администрации района (судья):
— Эта земля принадлежит школе, этот объект принадлежит школе. И ничего вы с ним сделать не сможете, даже если деньги найдете, как-то будете решать через Заксобрание, вы потратите пять лет. Экспертизу надо? Надо. Проект надо? Надо. Деньги вложить в строительство надо. И кто будет нести бремя по его содержанию? Сейчас денежных средств нет.
А что было вместо Сити в Москве знаете?

Последнее слово

Е.В. Фролова:
— А что было вместо Храма Христа Спасителя знаете? Бассейн.
М.Т. Беляева:
— Востребованный был бассейн, все плавали. А теперь мы все, здесь присутствующие, ходим в храм. А храм тоже сносили под предлогом того, что нужен важный объект для людей. А кто поднял тему Храма Христа Спасителя знаете? Наш земляк, писатель Солоухин в прямом эфире.
Е.В. Фролова:
— В Евангелие есть притча о камне преткновения. Камень, который отвергли строители, потом был поставлен во главу угла. Периодически в истории нашего города возникают такие моменты, когда мы пытаемся откинуть камень преткновения. Я считаю, что Терем для всех нас сейчас такой же камень преткновения. И если мы его откинем, нам потом всем прилетит…
А.Ю. Андрианов (главный судья):
— Как бы я стал бы извиняться, если бы я начал демонтировать этот объект. Я бы сказал: да, простите, извините меня, но… 76 миллионов рублей дополнительно приходит в Кольчугинский район, из них порядка 21-25 приходит в сферу культуры: звук и свет Дворца культуры, капитальный ремонт закрывшегося ДК в Есиплево. Я ухожу в плоскость своего отчета, но это опять же про извинения. Я бы сказал: да, извините, но мы за это время уже сколько дорог построили, в том числе в частном секторе. Мы продолжаем менять тепловые сети. Недострой ввели, который 30 лет достраивали и не достроили. Это будет классный допобразовательный центр для многих категорий детей. В этой связи, даже если я буду стоять у начала демонтажа Теремка, я надеюсь, меня простят за мое отношение к культуре.
М.Т. Беляева:
— Поверьте, Алексей Юрьевич, если бы это было учреждение культуры, туда бы никто не вошел со сносом. Мы не будем митинговать и ложиться под бульдозер. Мы озвучили свою точку зрения. А вам — принимать решение, и брать на себя ответственность за это решение.

…Суд удалился на совещание. Возможно, оно будет недолгим. Возможно, решение было принято еще до заседания, а разговоры о поиске инвестора и вариантах использования объекта были формальностью, призванной снизить градус общественного возмущения. Тем более, что система образования, в заложниках у которой оказался ценный исторический объект, дала понять: не отдадим, пусть лучше превратится в перегной.
«Ваша честь» — именно так в судебном заседании обращаются к судье. Главе администрации района предстоит принять судьбоносное, историческое решение для жизни города. Но самое главное – с этим решением навсегда будут связаны и его честь, и его фамилия…

Понравился материал? Поделись с друзьями!
Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии